Версия для печати темы

Нажмите сюда для просмотра этой темы в обычном формате

Rodstvo.ru _ Конференции и библиотека научных публикаций _ История Индии

Автор: Павел Шварёв 9.10.2009, 22:54




ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЕРВОМУ ИЗДАНИЮ

Эта книга написана в качестве специального пособия для студентов индий¬ских университетов, готовящихся к получению степени бакалавра. Но мы на¬деемся, что она окажется полезной и для всех тех, кто хочет получить большие знания по истории Индии, чем дают школьные учебники. Трудно одновременно удовлетворить запросы как студентов, так и широких кругов читателей. Тем не менее это и было нашей целью.
Каждый год публикуется много трудов, проливающих свет на неясные вопросы индийской истории, по-новому истолковывающих уже известные факты или сообщающих нам новые данные.
Ввиду этой почти непрерывной исследовательской работы нашего поколения общие труды по истории, являвшиеся общепринятыми и авторитетными для прошлого поколения, следует полностью пересмотреть и исправить или же от них следует отказаться как от устаревших.
Мы хотели сделать эту книгу достаточно систематизированным и находящимся на уровне современных знаний историческим обзором, дающим оценку деятельности исторических личностей и сообщающим читателю о тех сложных и разнообразных процессах, из которых складывается история Индии. При изложении столь запутанной и сложной истории, какой является история нашей страны, многое приходится опускать. В нашей книге не может быть также уделено много места изложению научных споров.
Настоящая книга не является произведением одного человека, она не представляет собой и совокупности самостоятельных работ. Возможно, что ей недостает единообразия литературного стиля. Мы не стремились точно установить листаж для каждого из нас и требовать строгого соблюдения его. Мы решили предоставить каждому возможность излагать интересую¬щий его период истории Индии так, как он находит это нужным. Разу¬меется, в ходе работы мы сопоставляли написанные части. Мы надеемся, что наши читатели не встретят недостатков, обычных для немонографических трудов по истории. Настоящая книга не претендует на чисто исследовательский характер, но мы надеемся, что она также и не скучна.

20 апреля 1944 года.
Н. К. Синха,
А. Ч. Банерджи.

Автор: Павел Шварёв 9.10.2009, 23:10

Глава I
ВВЕДЕНИЕ


I. ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ В ИСТОРИИ ИНДИИ И ЕЕ КУЛЬТУРЕ


Говорят, что «география и хронология—это солнце и луна, два глаза истории». Развитие индийской истории и культуры не может быть правильно понято без должного представления о тех географических факторах, которые оказывали на него свое влияние.

Границы географические и исторические. Географическими границами Индии на севере, северо-западе и северо-востоке являются горные хребты; с других сторон Индия омывается морем. Ни Бирма, ни Цейлон, с географической точки зрения, не являются частями Индии, хотя Цейлон «геологически составляет часть полуострова, отделившуюся от него в сравнительно недав¬нее время».

Исторические границы страны, однако, не всегда совпадали с ее географическими границами. Афганистан и Белуджистан, которые географически являются частями Большого иранского плато, в течение многих столетий были тесно связаны с Индией, то есть между ними существовали исторические и политические связи. Императоры Маурья распространяли свою власть на часть территории этих стран. Греки-бактрийцы, парфяне и саки, а также кушаны объединяли под своей властью Северо-Западную Индию и некоторые районы Афганистана. При султане Махмуде, Мухаммеде Гури, а также при Моголах между Индией и Афганистаном снова устанавливались тесные политические связи. При Моголах Афганистан был частью Индийской империи, при Ахмедшахе Абдали и его преемниках Пенджаб, Синд и Кашмир попали в политическую зависимость от Афганистана. И в настоящее время некоторые районы Белуджистана, расположенные вне географических пределов Индии и составляющие часть Иранского плато, входят в состав Пакистана.

На северо-востоке возвышаются неприступные горные хребты, отделяющие Бирму от Ассама и Бенгалии. Бирма, которая во многих отношениях находилась под влиянием индийской культуры, оставалась вне политической власти индийских правителей вплоть до окончания первой англо-бирманской войны (1826 г.), когда территория Бирмы, аннексированная Ост-Индской компанией, была поставлена под контроль правительства Бенгалии. До 1937 года она оста¬валась индийской провинцией. Существование длительных политических связей Бирмы с Индией заставляет историка современной Индии включать в свое исследование и Бирму.

Цейлон, Андаманские, Никобарские, Лаккадивские и Мальдивские острова при различных обстоятельствах попадали под управление индийских властителей. Правители южноиндийской династии Чола установили свою власть на некоторых из этих островов. Цейлон управлялся предприимчивым индийским колонизатором по имени Биджай Сингх, которого обычно считают уроженцем Бенгалии. Британское правительство установило свой контроль над Цейлоном и Андаманскими и Никобарскими островами после утверждения английского господства в Индии. Андаманские и Никобарские острова и сейчас входят в состав Индийской республики, Цейлон же никогда не был связан с Британской Индией в административном отношении.

Традиции мореплавания. Береговая линия Индии протяженностью более 3 тысяч миль сравнительно слабо расчленена, поэтому естественных гаваней, на индийском побережье мало. Индийские народы никогда не пользовались ре¬путацией мореплавателей; в общем правильно было бы сказать, что интересы, индийцев были обращены скорее на северо-запад и на северо-восток—к Западной Азии, Персии, Центральной Азии, Тибету и Китаю,—нежели к заморским странам. Но было бы ошибкой считать, что тайны моря никогда не овладевали; думами индийцев. В доисторические времена дравиды вели морскую торговлю. Нет вполне достоверных свидетельств о мореплавании у ариев, однако известный труд «Перипл Эритрейского моря» дает подробное описание морской тор¬говли Индии в I веке н. э., и в нем упоминаются многочисленные индийские порты. Торговое предпринимательство и жажда приключений привели тысячи индийцев в Бирму, на Малайский полуостров, на Суматру, на Яву и на близ¬лежащие острова. Тамралипти (нынешний Тамлук, в округе Миднапур в.За¬падной Бенгалии) был цветущим портом в период, когда известный китайский путешественник Фа Сянь останавливался там на обратном пути в Китай. Правители Чола распространили свою власть на многие «древние острова в море». В XVII—XVIII веках маратхи построили значительный морской флот. Несмотря на то, что некоторые мусульманские правители Индии были очень могущественны на суше, они никогда не заботились о господстве на море. Винсент Смит отмечает, что пренебрежение к морскому могуществу было одной из причин падения Могольской империи.

К началу XVI века португальцы установили свое господство на Индийском океане. Альбукерк упрочил это господство, построив крепости и создав базы в стратегически важных пунктах и заключив союзы с правителями прибрежных районов, имевших стратегическое значение. Хотя голландцы не могли оспа¬ривать могущество португальцев на море, все же в XVII веке они захватили Яву, Малакку, Коломбо и Кочин. За ними последовали англичане и французы. В XVIII веке борьба этих двух наций в конце концов была решена в пользу англичан благодаря их превосходству на море. После того как попытки Сюффрена установить превосходство французов на Индийском океане (1782— 1784 гг.) окончились провалом, господство англичан в Индийских морях никогда боль¬ше не оспаривалось вплоть до падения Сингапура во время второй мировой войны. Более полутора веков Индийский океан был английским озером.

Район, называемый Юго-Восточной Азией, в течение длительного време¬ни был известен как Дальняя Индия. Это название свидетельствует о том, что Индия и Юго-Восточная Азия оказывали влияние друг на друга. Начиная С I века н. э. и до середины XV столетия этот район находился в политиче¬ском и культурном отношениях в орбите индийского влияния. Господство на море в сочетании с господством в Индии позволяло объединить материковую Индию с островной Индией.

В XVI веке португальцы создали в Юго-Восточной Азии политическую систему, основой которой была прежде всего Индия. Хотя голландцы, которые последовали за португальцами, обосновались раньше всего в Юго-Восточной Азии с центром в Батавии, тем не менее именно Цейлон занимал центральное место в их морской стратегии. В дальнейшем голландцы сохраняли свои владения в Юго-Восточной Азии под защитой английского флота. Таким образом, мы находим в истории указание на то, что морская оборона Юго-Восточной Азии всегда была связана с Индией.

Связи с внешним миром. Когда мы говорим о естественных границах Индии, о горах и морях, отделяющих ее от остального мира, мы оказываемся перед искушением преувеличить степень ее изоляции. Однако индийскую цивилизацию нельзя рассматривать, как растение, растущее в оранжерее, вдали от бурь внешнего мира. Хотя о «защитной стене Гималаев» можно сказать, что она «обеспечила Индии преемственность ее цивилизации, ее социального строя с древнейших времен до наших дней», тем не менее никакие мощные горные хребты на севере, северо-западе и северо-востоке не могли уберечь Индию от политического и культурного влияния со стороны других стран. На северо-западе находятся хорошо известные горные проходы (Хайберский, Гомал и Боланский), которые, несмотря на трудность их преодоления, служили воротами в Индию для завоевателей, начиная от ариев и кончая Ахмедшахом Абдали. На севере находятся дороги, ведущие из Тибета в Непал, которые в течение веков являлись путями не только для миролюбивых посланцев, направлявших¬ся в Индию с целями культурно-религиозного характера, но. также и для солдат. На северо-западе горная цепь, отделяющая Ассам от Бирмы, Имеет значительные разрывы, через которые проникали в Ассам тибето-бирманы ахомы и бирманцы. «Таким образом, естественные границы защищали Индию, но не гарантировали ее от вторжения, и, отделяя индийский народ от остальной Азии, они тем самым обусловили ряд его индивидуальных черт, однако никогда не изолировали его от остального мира».

Физико-географические подразделения Индии. Индия делится на три физико-географические области: 1) Индо-Гангская равнина, 2) Деканское плоскогорье, лежащее к югу от гор Виндхья и к северу от рек Кришна Тунгабхадра, и 3) Дальний Юг.

Индо-Гангская равнина исторически является наиболее-важной частью потому что она всегда была «центром важнейших империй и главным театром событий, наиболее интересных для неиндийского мира». Эта особенность в истории легко может быть объяснена на основании географических факторов. Огромная равнина Северной Индии разделена на две неравные части пустыней Раджпутаны и горами Аравалли. К западу от пустыни равнина орошоется водами Инда, к востоку от нее—водами Ганга и его притоков. Эти реки делали почву плодородной и служили удобным средством сообщения. Естественно, что Индо-Гангская равнина стала местом, где жило процветающее, все увеличивающиеся население. К тому же, если не считать англичан, завоеватели, господствовавшие в Индии, всегда приходили с северо-запада. Есте¬ственно, эти завоеватели, прежде чем пересечь горы Виндхья и появиться на Деканском плоскогорье, распространялись по долине Ганга и подчиняли своей власти всю Северную Индию. Это положение подтверждает история арийских и мусульманских завоеваний. Дели расположен у входа в долину Ганга, и все захватчики, которые двигались с северо-запада, должны были пройти через этот город или его окрестности, с тем чтобы достигнуть центра Северной Индии. Вот почему пять решающих битв в индийской истории происходили вблизи Дели - две при Тарайне и три при Панипате.

Две физико-географические области, лежащие к югу от гор Виндхья, в известной степени изолированы благодаря своему географическому положе¬нию. Горы Виндхья отделяют их от Северной Индии, хотя еще много веков назад арийские завоеватели доказали, что эта высокая и длинная горная цепь не является непреодолимым препятствием. Политические и культурные связи, уста¬новленные ими с Южной Индией, со временем становились все более и более тесными, и, с исторической точки зрения, Дакшинапатха [Южная Индия. Ред.] в такой же мере является неотъемлемой частью Индии, как и Арьяварта [Северная Индия.—Ред.]. Однако по ряду причин Деканское плоскогорье и Дальний Юг занимают подчиненное место в индийской истории. Прежде всего, ранняя история той части Индии, которая находится за горами Виндхья,—это в основном история дравидов, но, к сожалению, мы пока не располагаем достаточными материалами для того, чтобы должным образом изучить ее. Во-вторых, как указывает Смит, «никогда ни одно южноиндийское государство не пыталось установить свое господство на севере, тогда как более честолюбивые правители Арьяварты, или Индостана, часто распространяли свою власть далеко за реку Нарбаду, которая служила разграничительной чертой между югом и севером Индии». Исследователь индийской истории, если он хо¬чет дать в какой-то мере цельное изложение запутанной истории огромной страны, должен сосредоточить свое внимание на изучении истории крупных государств и империй. Естественно, что государствам, имевшим значение толь¬ко в истории отдельных областей Индии, он может отвести лишь второсте¬пенное место.

Деканское плоскогорье отчетливо разделяется Восточными и Западными Гхатами на три района. Между Восточными Гхатами и Бенгальским заливом находится Коромандельское побережье; между Западными Гхатами и Аравийским морем лежат прибрежные полосы Конкан и Малабар, между горными хребтами на западе и на востоке лежит Деканское плато. Исторически, однако, это разделение на три физико-географические области не имело большого значения, поскольку горы никогда не препятствовали установлению политического единства или культурных связей. Территория, населенная маратхами, разделена Западными Гхагами, но маратхи говорят на одном языке, и у них одни и те же общественные обычаи. Конкан часто попадал под политический контроль той власти, которая господствовала в собственно Махараштре.

Реки Годавари и Кришна разделяют Южную Индию на три физико-географические области, и в политической истории юга речь идет, в первую очередь, о борьбе между государствами, которые возникали в этих районах. Равнина между реками Кришной и Тунгабхадрой была яблоком раздора между государствами Декана и Дальнего Юга.

Дальний Юг, или территория, лежащая южнее Кришны и Тунгабхадры, не отделен от Деканского плато какими-либо естественными границами. Однако он имеет свою особую историю, на которую политические судьбы рай¬она, находящегося к северу от Кришны, очень редко оказывали влияние. Имен¬но на Дальнем Юге получили свое развитие культура и политический гений дравидов, поскольку здесь они могли следовать своему естественному пути раз¬вития без вмешательства агрессивного и сильного Севера. Ни один индусский яли мусульманский основатель империи на Севере никогда не мог подчинить себе весь Дальний Юг.

Добраться из Майсура или Коимбатура до Малабарского побережья было довольно трудно. Из Майсура попасть туда можно было только через Kypи или Малабарский Вайнод по нескольким очень трудным проходам. Из Коимбатура на Малабар можно было пройти только через ущелье Палгхат. Эти трудности препятствовали продвижению армий из внутренних районов на Малабарское побережье.

Значение рек в истории Индии. Реки Северной Индии играли важную роль в истории Индии. Именно в долине Инда сложилась самая ранняя в истории Индии цивилизация—цивилизация Махенджодаро и Хараппа. Реки Пенджаба, так же как и Ганг, определяли характер и пути колонизации Индии ари¬ями. Смит говорит: «Успех англичан (в их борьбе против французов за создание своей империи в Индии) был обеспечен в результате захвата ими богатой Бенгалии и установления контроля над водной артерией—Гангом. На более позд¬ней стадии английского завоевания условием покорения Пенджаба стал кон¬троль над судоходством по Инду, обеспеченный ранее довольно бессовестными действиями лордов Окленда и Элленборо». Южноиндийские реки не дают таких же удобств для проникновения вглубь страны. Роль этих рек в истории обычно сводилась к тому, что они служили всего-навсего удобными политическими границами.

Когда мы говорим о реках Индии и их значении в истории, необходимо помнить, что многие из них изменили свои русла и что некоторые меняют его и в настоящее время. Во время своего полного разлива они легко врезаются в мягкий грунт аллювиальных равнин. Смит говорит: «Старые русла Сатледжа могут быть обнаружены на пространстве шириной в 85 миль... Кто может сказать, где протекал Инд во времена Александра Великого?.. Реки (ведических) риши [мудрецов]—это не современные реки... Со времен ранних мусульманских завоеваний изменения в направлении рек были огромны, и история чужеземных завоевателей составленная их современниками, не может быть понята, если не учитывать действительного характера и размеров этих изменений». Естественно, что изменения русел рек оказывали влияние на судьбу горо¬дов, расположенных на их берегах. Паталипутра первоначально находилась у слияния Ганга и Сона, а сейчас то место, где она была расположена, находится примерно в 12 милях ниже их слияния. Если бы Паталипутра существовала по сей день, она попросту потеряла бы свои преимущества в силу изменения русла Сона. Город, построенный на берегу реки, может захиреть и прекратить свое существование в результате изменения русла реки. Так, говоря о реке Хакре, которая когда-то текла по Пенджабу в сторону Раджпутаны, Смит отмечает: «Десятки курганов, немых свидетелей когда-то существовавших городов, а теперь забытых и часто безымянных, говорят о том запустении, которое наступает, когда река — источник жизни—покидает свое старое русло».

К подобным же последствиям могут привести изменения береговой линии, происшедшие в результате наступления моря на сушу или отступления его. Древний порт Тамлук в настоящее время находится далеко от моря. Известный когда-то торговый город Каял на Тинневельском побережье сейчас погребен под песчаными дюнами за много миль от берега моря. В некоторых случаях норе не отступало, а. наоборот, наступало на сушу. «Внимательный исследователь древней истории всегда должен "быть начеку и опасаться коварных обманов современной карты».


2. ИСКОННОЕ ЕДИНСТВО ИНДИИ

Страна различий. Индия—страна различий. Недаром ее весьма удачно назвали «миром в миниатюре». Различны физико-географические условия Индии: температура и климат, влажность, количество осадков, растительность и животный мир. Различны климатические условия: от сухих, захватываю¬щих дыхание морозов Гималаев до влажной тропической жары Конкана и Коромандельского побережья. В Индии встречаются все три типа климата: арктический, или полярный, умеренный и тропический. Что касается осадков, то здесь также наблюдаются значительные различия, начиная от наибольшего в мире количества, 480 дюймов в Черапунджи (Ассам), и кончав менее чем 3 дюймами в год в некоторых частях Синда и Раджпутаны. В Индии встречается большинство видов растений и животных, известных науке.

Смешение рас. Не менее важна и интересна, чем эти физико-геогра-фические различия, необычайная разнородность состава индийского населения, насчитывающего многие миллионы человек. Смит справедливо называет Индию «этнографическим музеем».

С незапамятных времен в Индию приходили народы, принадлежавшие к различным расам. Ничего определенного нельзя сказать о расовом происхождении людей, населявших страну в отдаленные времена неолита или палеоли¬та, у нас также нет никаких определенных данных о расовой принадлежности дравидов, кровь которых и сейчас течет в жилах значительной части индийского народа. Когда высокие светлокожие арии пришли в Индию, они сначала держались строго изолированно от темнокожих не-ариев, которые населяли страну до их прихода; однако нет никакого сомнения в том, что в дальнейшем произошло значительное смешение этих рас. Нет никаких определенных сведений относительно притока в страну чужеземцев, который, возможно, имел место в течение многих столетий после прихода ариев, но можно предполагать, что северо-западные.проходы в Индию не оставались наглухо закрытыми в это время. Мы не знаем также ничего определенного и никаких подробностей относительно иммиграций в долину Брамапутры через северо-восточные проходы, хотя, такие иммиграции, безусловно, имели место и до вторжения ахомов в XIII веке, вторжения, которое привлекает наше внимание к этому забытому уголку Индии.

В исторические времена первыми чужеземными поселенцами в Северо-Западной Индии были греки, сопровождавшие Александра Великого. Затем пришли саки, которые правили Северо-Западной и Западной Индией в течение значительного периода времени и постепенно смешались с индийским населением. «Термин сака употреблялся индийцами в широком смысле для обозначения приходивших через северо-западные проходы чужеземцев независимо от их расы или племени. Этим термином могли называть как узкоглазых монголов, так и представителей таких рас, как тюркская, внешне похожих на ариев». После саков пришли кушаны—это ветвь великой расы юечжи,—которые, вероятно, были светлокожими и сродни иранцам. В течение V—VI веков н. э. Северо-Западная и Центральная Индия были почти полностью захвачены гуннами, которые, по всей вероятности, влили много чужой крови в жилы индийского населения. В древнеиндийской литературе и эпиграфике термин хуна (гунны) употреблялся иногда, как и термин сака,—для обозначения массы различных племен, которые хлынули в страну в период упадка империи Гупта. Среди этих племен особого упоминания заслуживают гурджары. Многие современные ученые придерживаются того мнения, что раджпутские кланы, так же как джаты, гуджары и близкие им племена, произошли либо от гуннов, либо от смежных племен, которые пришли в страну одновременно с ними.

Начиная с VII века Индия становится заповедным полем для мусульманских завоевателей, сюда же устремляются мусульманские путешественники. Большинство тех и других впоследствии осело в стране. Они принадлежали к различным азиатским расам. Это были арабы, тюрки, иранцы, афганцы, монголы, в отдельных случаях среди них попадались африканцы, особенно абис¬синцы. Широкое расселение мусульман в Индии началось лишь в XI веке, когда султан Махмуд Газневи присоединил Пенджаб, так как до этого собственно Индии не коснулось завоевание Синда арабами и расселение их там.

Наконец, приход европейских купцов привел к образованию значительной группы со смешанной индо-европейской кровью; она образовалась от браков португальцев, англичан и других европейцев с индийскими женщинами различных племен и каст.

Языки и диалекты. В Индии существует не менее четырнадцати народов, каждый из которых имеет свой язык и свою литературу. Число языков и диалектов, существующих в Индии, превышает 200.

Религии. В Индии существует также огромное разнообразие религий и религиозных направлений. Среди них религии, имеющие международное распространение,—индуизм, ислам, буддизм, христианство—и религии, имеющие местное значение, вроде джайнизма, сикхизма и др. Индия поистине музей
культов и обычаев, вер и культур, религий и языков, расовых типов и различных

Политическая разобщенность. Эти многообразные различия, так же как и огромные размеры страны, были причиной того, что политическое единство не было характерным для древней и средневековой Индии. Во все века этот громадный полуконтинент был разделен на многочисленные княжества, которые время от времени попадали под господство могущественных правителей или династий и включались в их обширные политические объединения. Когда вслед¬ствие внутренней слабости или вторжения извне или того и другого вместе та¬кие империи распадались, Индия снова становилась политически разобщенной.

Идея единства. Хотя объединение всей страны было осуществлено на практике Моголами и англичанами, тем не менее, поскольку дело касается идеи всеиндийской империи, единство Индии создано не чужеземными правителями. Эта великая идея не является новинкой, она имеет свою долгую историю, восходящую к древним временам. Великие основатели индийской цивилизации -сами полностью сознавали географическое единство своей огромной родины и различными путями стремились внушить индийцам эту идею.

Первым выражением этого чувства единства было определение общего для всей страны названия—Бхаратварша. Наличие этого термина имело также политическое значение, поскольку он обычно связывался с идеей всеохватывающей монархии. Идея раджи чакраварти, или сюзерена, которому зависимые правители из всех частей Индии, от Гималаев до моря, платили дань и давали обет верности, была весьма близка древним индусам. Так, термины адхираджа, раджаядхираджа, самрат, экарат и т. п. и отправление таких жертвен¬ных культов, как раджасуя и ваджапея, показывают, что идея завоевания всей страны не была чужда древним индийцам. Махападма Нанда был первым известным в истории императором Индии, и установленная им традиция управ¬ления осуществилась на практике в империях Маурьев и Гуптов.

Политическое единство. Позднее Моголы создали империю, которая налогала на индийский народ «печать полного единообразия управления и политической жизни». Но, как отмечает Джадунатх Саркар, «одна лишь воля самодержавного властителя, одна лишь утрамбовка административным катком неравных человеческих голов не может придать подлинное единство народу, во всяком случае, такое единство не будет естественным и не сможет просуществовать. Историческое единство лучше всего создается самим народом, вырабатывающим единообразное управление и разделяющим его удачи и неудачи, поскольку оно является продуктом усилий этого народа. Могольская империя придала большей части Индии именно административное единство...» Централизованная административная система, единообразие законов и обычаев, общая монетная система, один официальный язык (фарси)—таковы были из политических связей, с помощью которых находчивые Моголы объединили Индию. Англичане в значительной мере переняли могольскую систему используя более благоприятные современные условия, дали Индии такое политическое единство, какого она не знала ранее 1.

Ликвидация британского господства сопровождалась разделом страны на два суверенных государства; но включение княжеств в Республику Индии явилось новым значительным шагом к установлению полного единства в большей части разделенного подконтинента.

Единство культуры. Наиболее существенная сторона индийского единства заключается в том, что различные народы Индии создали особый тип культуры или цивилизации, совершенно отличный от любого другого типа культуры, известного вне Индии. «В течение двух тысяч лет индусского и буддийского правления в Индии, несмотря на политическую разобщенность и различия в языках и обычаях, литература и мировоззрение всех частей этой огромной страны приобрели единообразный отпечаток санскритизма. Во всей Индии в индусскую эру существовало, а среди индусского населения Индии и по сей день существует исконное единство религиозных и философских взглядов, литературных идей и приемов, единый взгляд на жизнь».

Этническое единообразие. Джадунатх Саркар указывает, что, несмотря на неоднократный приток в Индию все новых и новых рас, «было достигнуто известное сближение этнических черт и образа жизни различных рас, которые достаточно долго жили в Индии, питались одними и тем же злаками, пили из одних и тех же источников, грелись под одним и тем же солнцем, подчинялись одному и тому же порядку в своей каждодневной жизни. Даже пришедшие в Индию мусульмане с течением времени приобрели здесь особые черты и теперь во многом существенно отличаются от своих собратьев, живущих в других частях Азии, например в Аравии или Персии». Герберт Риели справедливо отмечает: «За большим разнообразием этнических черт и социальных условий, языков, обычаев и религий, которое поражает наблюдателя в Индии, можно» все-таки различить определенное единство, лежащее в основе жизни индийцев от Гималаев до мыса Коморина. Действительно, сложился общеиндийский тип, характер индийца вообще, который мы не можем разложить на составные элементы».
---------------------------
в Индии искусственно дробила территорию, занятую той или другой национальностью этой многонациональной страны, между подчиненными индийскими княжествами и различными британскими провинциями и тем самым мешала процессу складывания народов Индии в нации.—Прим. ред.


1
Политическое единство колониальной Индии, установленное английскими штыками , а затем срепленное развитием рынка, носило противоречивый характер. Покончив с феодальными войнами и усобицами, это объединение создавало некоторые предпосылки для развития капитализма и условия для возникновения общеиндийского национого движения. В то же время объединение Индии под властью ее английских поработителей означало установление жестокого колониального гнета и использовалось ими для насильственного подавления самостоятельного развития страны. При этом в целях укрепления своего господства в Индии английские колонизаторы намеренно сохранили пережитки феодальной раздробленности. Третья часть территории и одна четверть населения Индии оставалась под властью феодальных князей и князьков, общим числом свыше пятисот, которые являлись верными слугами колонизаторов, а княжества представляли собой оплот феодальной реакции. Административная система англичан

Автор: Lesla 10.10.2009, 17:28

Спасибо, Павел. Буду читать.

Автор: Lesla 10.10.2009, 18:35

Ну... скифы отношение имеют только потому, что были родственными племенами сакам. Но называть Индию скифской - это натяжка. Следующей натяжкой будет вспомнить, что славяне - родственные племена скифским. А потом назвать Индию - русской. Неопанславизм какой-то.

Автор: Dogon 10.10.2009, 18:54

Цитата(Lesla @ 10.10.2009, 19:35) *
Ну... скифы отношение имеют только потому, что были родственными племенами сакам.


А это ещё иранистов надо спросить насколько скифы и саки были родствены по языку. Потому что язык тех саков (или скифов?), которые в Индию вторгались, не сохранился, насколько понимаю. А то что известно, относят к разным подгруппам: язык причерноморских скифов, возможно, был предок или близкий родич осетинского, а их вместе трактуют как северо-восточных иранцев почему-то; известны памятники сакских языков, на которых говорили в Синьцзяне (по соседству с тохарами жили) - а это были юго-восточные иранские языки. То есть, родствены по языку скифы и саки были, конечно, но не так уж близко, похоже на то... Если, конечно, те саки, что в Синьцзяне жили, были настоящими саками, может, их просто так условно назвали, потому что надо было как-то назвать...
http://etheo.org/iran01.htm одна из классификаций, собственно.

Автор: aklyosov 10.10.2009, 18:54

Цитата(Lesla @ 10.10.2009, 10:35) *
Ну... скифы отношение имеют только потому, что были родственными племенами сакам. Но называть Индию скифской - это натяжка. Следующей натяжкой будет вспомнить, что славяне - родственные племена скифским. А потом назвать Индию - русской. Неопанславизм какой-то.


Похоже, (почти) все новички начинают одинаково.

Почему-то приоритет не в привнесении своего, нового, прочитанного или рассчитаного, а - не понимая контекста и ломясь в открытые ворота - "критиковать" то, что все и так понимают правильно.

Автор: Павел Шварёв 10.10.2009, 23:51

Глава II
ИСТОЧНИКИ ПО ИСТОРИИ ИНДИИ


1. ИСТОЧНИКИ ПО ИСТОРИИ ДРЕВНЕЙ ИНДИИ


Отсутствие исторической литературы. Ал-Бируни, знаменитый мусульманский ученый, который посетил Индию в XI веке, говорит: «Индийцы не уделяют большого внимание исторической последовательности событий; они не соблюдают хронологической последовательности, описывая царствования своих правителей, и, когда у них требуют сведений по этому поводу, они теряются, не зная, что сказать, и непременно начинают рассказывать сказки». Следующее замечание английского историка Флита во многом перекликается со словами ал-Бируни: «Весьма сомнительно, обладали ли древние индийцы подлинным историческим чутьем, которое давало им возможность воспринимать действительную историю в широком и критическом плане... они могли составлять короткие исторические повествования, сжатые и конкретные, но ограниченные в охвате событий. Однако мы не имеем доказательств их способности воспринимать историю в общей перспективе, так как до нас не дошло1 подлинного исторического труда, точного и достоверного, специально написанного именно в исторических целях».

Религиозная и светская литература. Ученые, интересующиеся древней индийской историей, должны, следовательно, искать материалы в самых различных источниках. Когда дело касается самого раннего периода, по которому нет: никаких эпиграфических материалов, ученые должны пользоваться главным образом религиозной литературой. Ведическая литература дает ценные сведения относительно политической, социальной и экономической организации ариев. Религиозные труды буддистов и джайнов содержат важные упоминания об исторических личностях и событиях. Даже работы по астрономии (вроде «Гаргисамхиты»), труды по грамматике (вроде «Аштадхьяи» Панини и «Махаб-хашьи» Патанджали) и чисто литературные сочинения (подобные произведениям Калидасы и Бхасы) в отдельных случаях дают интересные и полезные сведения. Однако совершенно очевидно, что полная картина прошлого не может быть написана на основании этих разрозненных и случайных сведений.

Историческая литература. В древние времена не существовало недостатка в достоверных материалах, на основании которых могли быть составлены ценнейшие исторические труды. Ведение генеалогических записей является старым индийским обычаем. Хорошо известно, что «Вамсавали» (записи династической смены правителей) составлялись и хранились с самых ранних времен. Многие списки такого рода вошли, вероятно, в эпосы («Рамаяну» и «Махабха-рату») и в Пураны. Пураны являются сборниками, содержащими по традиции следующие части: «Сарга» (сотворениемира), «Пратисарга» (повторное сотворение после периодического разрушения мира), «Вамса» (генеалогия богов и муд-рецов-риши), «Манвантара» (группировка различных эпох истории) и «Вам-санучарита» (династическая история древних царей). Хотя эпос и Пураны содержат сведения, относящиеся к очень ранним временам, они получили свою нынешнюю форму, вероятно, уже после начала нашей эры; некоторые из Пуран, несомненно, являются более поздними сочинениями. В ходе своего развития они, естественно, включали в себя материалы, имеющие малое историческое значение, и приводимые в них хронологические данные оказались запутанными. Таким образом, рискованно полностью полагаться на Пураны. Однако они могут дать ценные сведения осторожному исследователю древнеиндийской истории, умеющему отличать вымысел от действительности.

Помимо «Вамсавали», существовали официальные записи, а также архивы и династические хроники, которые, однако, не были должным образом использованы при составлении исторических трудов. «Раджатарангини» Калханы, или династическая хроника царей Кашмира, написанная в XII веке; основана вероятно, на официальных записях и более ранних хрониках. Калхана сообщает довольно точные сведения о современных ему событиях, а также о событиях предыдущего века, однако критическое исследование той части его труда, которая касается более ранних периодов, обнаруживает ее недостоверность. Имеется незначительное число других важных работ, но это скорее исторические поэмы, чем хроники. «Харшачарита» Баны, «Викраманкадевачарита» Билханы, «Рамачарита» Сандхьякарананди и «Навасахашанкачарита» Пад-магупты написаны на санскритском языке как бы в качестве исторических хроник. «Но они не написаны простым и ясным языком, свойственным здравому смыслу. Они подражают классическим поэмам со всем их традиционным поэтическим языком, метафорами и образами. «Гаудавахо» Вакпати и «Кумарапалачарита» Хемчандры, составленные на пракрите, принадлежат к этому же типу «исторических поэм».

Рассказы чужеземцев. Исследователи древнеиндийской истории должны уделить серьезное внимание рассказам иностранных—греческих, римских, китайских, тибетских, мусульманских—писателей и путешественников, сведения которых об Индии основаны либо на слухах, либо на личных впечатлениях, полученных ими во время путешествий или благодаря их пребыванию в стране. Геродот, который никогда не был в Индии, упоминает о персидском завоевании Северо-Западной Индии. Наши сведения о вторжении Александра черпаются только из рассказов, оставленных греческими и римскими авторами, вроде Квинта Куртиуса, Диодора, Арриана, Плутарха и др. В индийской литературе и эпиграфике об этом важном событии совершенно не упоминается. «Индика» Мегасфена,сохранившаяся в цитатах, которые содержатся в произведениях более поздних авторов, таких, как Арриан, Страбон, Юстин и др., проливает свет на политические и социальные институты периода империи Маурьев. Произведение «Перипл Эритрейского моря», написанное неизвестным автором, и «География» Птолемея сообщают сведения большого исторического и reoграфического значения.

Китайские хроники незаменимы при изучении того периода индийской истории, который последовал за распадом империи Маурьев; без их помощи мы не можем проследить движение саков, парфян и кушан. Китайские путешественники, такие, как Фа Сянь и Сюань Цзан, оставили нам ценные рассказы об Индии. Полная история буддизма не может быть составлена без использования китайских и тибетских исторических материалов. Так, например, Тара-натха, известный тибетский историк, дает полезные сведения по этому вопросу.

Постепенное завоевание Северной Индии мусульманами подробно описано в мусульманских исторических хрониках, а мусульманские путешественники, такие, как ал-Бируни, помогают нам представить себе общественный строй и религию индийцев в период упадка. Среди составителей ранних мусульманских хроник специального упоминания заслуживают ал-Биладури, Сулейман, ал-Масуди, Хасан Низами и Ибн-ал-Асир.

Эпиграфика. Флит говорит: «Наши знания о древней политической истории Индии были получены почти исключительно в результате терпеливого изучения надписей. Но и при всякого рода других исследованиях по Индии мы также целиком зависим от надписей. Едва ли хоть одна определенная дата была установлена без их помощи. На их основе проверяется все, что мы можем узнать из легенд, литературы, монет, искусств, архитектуры или любого другого источника».

Надписи делались на железе, золоте, серебре, бронзе, меди, глине, глиняной посуде, кирпичах, камнях, кристаллах и т. д. Иногда надписи содержат простое упоминание о событиях (например, надпись Хатхигумпха в Кдара-веле, надпись Самудрагупты на колонне в Аллахабаде и т. д.). Эти надписи показывают, «как хорошо древние индийцы могли составлять короткие исторические повествования, сжатые и конкретные, но ограниченные в охвате событий». Однако большинство надписей—это упоминания о религиозных пожертвованиях или пожертвованиях светского характера. Обычно они дают нам денные генеалогические сведения, и при терпеливом исследовании из них можно извлечь отдельные ценные указания относительно политических, социальных и экономических условий, а также религии того времени. Язык надписей почти столь же разнообразен, как и темы, которым они посвящены: санскрит, пали, пракрит, тамильский, телугу, малаялам, каннарский и т. д. Обычно употреблялось письмо брахми (пишется слева направо), но нередким было также употребление письма кхароштхи (пишется справа налево). Некоторые санскритские надписи (например, надпись Самудрагупты на колонне в Аллахабаде) имеют значительную литературную ценность.

Иногда надписи, сделанные в странах, лежащих вне Индии, упоминают о событиях индийской истории. Например, надписи, найденные в Богаз-Кое (Малая Азия), относятся, вероятно, к движениям ариев до их прихода в Индию и таким образом косвенно помогают нам при изучении истории ведического периода. Надписи, обнаруженные в Нерсеполе и Накш-и-Рустаме (Иран), содержат ценные указания о политических связях древней Индии с Персией. Эпиграфика является важнейшим источником сведений о древних индийских поселенцах на Дальнем Востоке.

Монеты. Монеты являются другим важным источником сведений по древнеиндийской истории. Они прежде всего имеют значение для проверки точности сведений, почерпнутых из литературы, но иногда они дают совершенно новую информацию. Монеты с обозначением дат оказывают большую помощь при составлении хронологии. Даже те монеты, на которых даты не обозначены, дают иногда имена правителей и косвенным образом отражают экономические условия и религиозные верования того периода, в который они были выпущены. Ареал распространения монет какого-либо правителя часто является ценным указанием на размеры его владений. История бактрийских и скифских властителей Индии была изучена почти исключительно на основании тщательного исследования данных нумизматики.

Памятники. Памятники не представляют большого интереса для исследователей чисто политической истории, но они являются одним из важнейших источников сведений по истории культуры древней Индии. Памятники показывают процесс развития искусства и религии, поскольку большинство из них—сооружения религиозного характера; косвенным образом они отражают также экономические условия того времени. Раскопки, обнаруживающие целый ряд сооружений, последовательно строившихся на одном и том же месте, дают иногда ключ к разгадке хронологических головоломок.


2. ИСТОЧНИКИ ПО ИСТОРИИ СРЕДНЕВЕКОВОЙ ИНДИИ

Исследователь индийский истории может приблизиться к мусульманскому периоду с известным чувством облегчения, поскольку источники по истории средневековой Индии более полны и более многочисленны, чем источники по древней истории. Надписи, предания, монеты и отрывки литературных произведений не должны уже больше собираться по кусочкам для построения каркаса истории. Имеются многочисленные хроники, составленные авторами-современниками или авторами, жившими несколько позднее, и относящиеся к различным; мусульманским династиям, которые содержат подробные географические сведения и точную хронологию.

Государственные документы. Документы, государственные и официальные или частные, находящиеся в распоряжении отдельных лиц, дают историкам всех стран массу достоверных сведений. Мы знаем, что, по крайней мере, Моголы имели хорошо поставленное ведомство, занимавшееся ведением фискальной и другой документации. Однако, поскольку главные города Северной Индии подвергались нападениям, которые сопровождались огромными разрушениями,-лишь очень небольшая часть этой документации дошла до нас. Из 24 тысяч из-бранных рукописей, «написанных великими людьми» и составлявших ценнейшую библиотеку Акбара, ни одна до нас не дошла. В этом можно обвинить и климат Индии. Однако в гораздо большей степени, чем климат, в этой потере,, понесенной историей, повинен человеческий вандализм.

Хроники. За отсутствием государственных документов того периода мы. вынуждены опираться на хроники. Некоторые из них являются сочинениями по общей истории мусульманского мира, в которой истории Индии отводится лишь небольшое место; имеется также много хроник, посвященных исключительно истории Индии.

«Табакат-и-Насири» Минхадж-уд-дина—это история мусульманского мира, но в ней подробно излагается история делийских правителей из династии Гулямов вплоть до 1267 года. Раверти перевел ее на английский язык. Изложение событий было продолжено Зия-уд-дином Барани, чья хроника «Тарих-и-Фируз-шахи» охватывает первые шесть лет правления Фируз-шаха Туглака. Собственное сочинение Фируз-шаха «Футухат-и-Фируз-шахи» дает сведения об административных успехах этого монарха. Не существует никаких хроник афганских династий, составленных их современниками, и в этом случае мьд вынуждены полагаться на книги, написанные при Акбаре и Джахангире.: Знаменитые «Мемуары» Бабура хорошо переведены на фарси и на английский язык. Джаухар, который являлся своего рода личным адъютантом Хумаюна, написал интересную книгу под названием «Тазкират-ул-вакиат», переведенную-Стюартом на английский язык. Миссис Беверидж перевела на английский язык «Хумаюн-намэ», книгу, написанную сестрой Джаухара Гульбадан-бегум и дающую представление о шахском гареме. На английский язык переведены два важных труда, относящихся к царствованию Акбара: «Аин-и-Акбари» и «Акбар-намэ». Первый из них переведен Блохманном и Джарреттом, а второй — Г. Бевериджем. Другую важную историческую работу того времени, «Мунтахаб-ут-таварих», написанную Бадауни, перевели на английский язык Ранкин, Лоу и Хэйг. «Мемуары» Джахангира, этот прекрасный исторический источник, были переведены на английский язык Г. Бевериджем. Официальные хроники— «Падишах-намэ», состоящая из трех частей, написанных тремя авторами, и. «Аламгир-намэ»—охватывают царствование Шах Джахана и ранние годы правления Аурангзеба. Последним сорока годам правления Аурангзеба посвящена работа «Маасир-и-Аламгири», составленная уже после его смерти на основании официальных документов. «Мунтахаб-ул-лубаб» Хафи Хана содержит много сведений о таких фактах, которые не упоминаются в придворных хрониках.

Чужеземные путешественники. Из путешественников, которые посетили Индию в домогольский период, более других известен Ибн-Батута, который прожил в Индии несколько лет. Его рассказ выглядит вполне правдоподобным.. Николо Конти, Абд-ур-Раззак и Афанасий Никитин оставили нам интересные воспоминания о Южной Индии. Начиная с XVI века европейские путешественники, посещавшие Индию, дают нам много материалов об этой стране. Много интересных данных содержат труды миссионеров-иезуитов, а европейские путешественники, такие, как Фитч, Пёркис, Терри, Роу, Тавернье, Бернье, Карери и Мануччи, составили довольно подробные описания жизни народа, состояния торговли и промышленности, великолепия дворцов и военных лагерей. Что касается, однако, политической истории Индии, они, если не считать упоминания о некоторых событиях, попросту воспроизводят базарные слухи.

Записи дворцовых писцов. К счастью, помимо придворных хроник, мемуаров, исторических трудов различных авторов и рассказов путешественников, мы располагаем многочисленными рукописными записями событий (ахбарат), которые относятся ко времени царствования Аурангзеба и его преемников и сделаны специальными дворцовыми писцами. Эти рукописи хранятся в Джайпуре и в библиотеке Королевского азиатского общества в Лондоне.

Монеты и памятники. Мы должны признать, что монеты и памятники имеют весьма важное значение как источники по истории Делийского султаната, а также могольского периода. О монетах было замечено: «Там, где не известно печатное дело, эти чеканные деньги, проникающие на все базары, являлись своего рода манифестами и прокламациями, притом самыми эффективными из всех на которые только была способна человеческая изобретательность». Катологи Британского, Индийского и Пенджабского музеев, составленные английскими учеными, дают нам особо ценные материалы. Памятники свидетельствуют о росте материального процветания и о развитии культуры. Но они мало помогают нам в изучении политической истории.

Маратхи, раджпуты и сикхи. История маратхов в могольский период отражена в нескольких хрониках, из которых наиболее важной является «Сабхасад бакхар». Эта хроника была составлена современником Шнваджи и переведена на английский язык С. Н. Сеном. Документы английских факторий, относящиеся к XVII веку и началу XVIII века, содержат чрезвычайно важные свидетельства современников. Записи, оставленные португальцами, также имеют большое значение.
Раджпутские политические хроники полезны как источник по истории раджпутов, но к ним следует относится осторожно, здесь следует искать зерна истины в груде вымысла. Классический труд Тода «Хроники и предания Раджастана» основан на поэтических балладах и легендах, его можно использовать как источник лишь с осторожностью.

Источниками по истории сикхских гуру [наставников.—Ред.] и учения сикхов служат для нас несколько работ, включая «Грантх сахиб», резюме которой с ортодоксальной сикхской точки зрения представлено в книге Маколиффа «Религия сикхов». В материалах по этому вопросу следует отличать действительность от вымысла, достоверные свидетельства современников от легенд, созданных в более позднее время.

Литература. Иногда литературные произведения, написанные современниками, содержат полезные сведения о социальной и политической истории. Мы находим, например, ценный исторический материал в сочинениях знаменитого индо-персидского поэта Амира Хусроу (Хосрова). Одна из его работ «Ха-заин-ул-футух» является очень важным источником сведений о царствовании Ала-уд-дина Хилджи.


з. ИСТОЧНИКИ ПО СОВРЕМЕННОЙ ИСТОРИИ ИНДИИ

Официальные документы. У французского путешественника Жакмона, который прибыл в Индию в 1831 году, создалось впечатление, что Индией управляли с помощью пера и чернил. Несомненно, что государственные-документы британского правительства Индии весьма многочисленны.. Правительство Индии с самого начала правило посредством деловой переписки. В 1719 году Совет директоров постановил, что каждый член Совета президентства1 имеет право не соглашаться с общим мнением совета и подавать свои соображения в письменном виде. Когда Ост-Индская компания стала политической организацией, члены Совета президентств, естественно, стали писать все больше и больше. Сэр Джон Малколм, один из выдающихся гражданских чиновников Ост-Индской компании и незаурядный историк, сказал: «Многословие и выспренность — вот те пороки, которыми легче всего заражаются наши со-отечественники на Востоке». Количество государственных бумаг почти неизмеримо. Национальный архив Индии в Нью-Дели и архивные управления в Мадрасе, Западной Бенгалии, Бомбее, Пуне и Лахоре содержат огромное количество государственных документов, которые не были еще ни опубликованы, ни систематизированы. Помимо этого существует также архив «Индиа оффио [Департамент по делам Индии.—Ред.] в Лондоне. Даже документы, опубликованные различными архивными учреждениями, не считая хранящихся у них коллекций рукописей, столь многочисленны, что очень трудно перечитать их и систематизировать. Что касается частных архивов, то до них еще нужно добраться. Португальские архивы в Лиссабоне и Нова-Гоа содержат много документов, относящихся к индо-европейским отношениям. Французские, архивы в Пондишери незаменимы при серьезном изучении истории XVIII века. Голландские архивы имеют ценный материал по определенным периодам и аспектам истории Индии.

Источники на фарси и маратхском языке. Хроники на фарси не столь полезны для изучения периода английского господства, как для изучения средне-вековья. Исключение, однако, должно быть сделано для хроники «Сияр-ул-мутаххирин», которая необходима для глубокого изучения истории Индии. XVIII века. Имеется ее английский перевод. Большинство маратхских документов, относящихся к истории Индии XVIII века, было опубликовано в изданной Сардесаи серии под названием «Избранные документы из архива пешв». Многоценных маратхских документов имеется также в работах, изданных Раджваде, Кхаре и др. Тамильский дневник Ананда Ранга Пиллаи, дубаша [индийского секретаря-переводчика —Ред]. Дюплекса, насчитывает несколько томов в ан-глийском переводе. Он является незаменимым источником по истории англофранцузского соперничества в Южной Индии. Большое количество разного рода рассказов и описаний, принадлежащих англичанам, которые играли важную роль в индийской истории, а также масса опубликованных мемуаров и писем должны дать исследователю важный дополнительный материал.

Ранние английские авторы. Некоторые работы по истории установления британского господства в Индии, написанные в начале XIX века, могут быть использованы и в настоящее время. Они не пронизаны духом сознательной пропаганды, который снижает ценность некоторых более поздних исторических работ, посвященных периоду британского правления. Три такие работы, несмотря на имеющиеся очевидные недостатки, заслуживают особого упоминания. Это «История Британской Индии» Джеймса Милла, «История Майсура» Уилкса и «История маратхов» Гранта Даффа. Написанная в 1849 году и по справедливости знаменитая «История сикхов» Каннингема принадлежит также к числу работ, которые стары, но не устарели и сохраняют прелесть произведения, написанного современником или почти современником.
-------------------------------------
1 Английские владения в Индии состояли из бенгальского, мадрасского и бомбейского президентств. Во главе каждого из них стоял губернатор, при нем имелся совет.— Прим. ред.

Автор: Павел Шварёв 11.10.2009, 2:09

Цитата(Lesla @ 10.10.2009, 10:35) *
Ну... скифы отношение имеют только потому, что были родственными племенами сакам. Но называть Индию скифской - это натяжка. Следующей натяжкой будет вспомнить, что славяне - родственные племена скифским. А потом назвать Индию - русской. Неопанславизм какой-то.


http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%98%D0%BD%D0%B4%D0%BE-%D1%81%D0%BA%D0%B8%D1%84%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B5_%D1%86%D0%B0%D1%80%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE — аморфное в плане границ государство, созданное в эпоху эллинизма на территории Бактрии, Согдианы, Арахосии, Гандхары, Кашмира, Пенджаба, Раджастана и Гуджарата восточной ветвью кочевого племени скифов — саками.

Автор: aklyosov 11.10.2009, 2:34

Цитата(Lesla @ 10.10.2009, 10:35) *
Ну... скифы отношение имеют только потому, что были родственными племенами сакам. Но называть Индию скифской - это натяжка. Следующей натяжкой будет вспомнить, что славяне - родственные племена скифским. А потом назвать Индию - русской. Неопанславизм какой-то.


Натяжек не будет, если не жонглировать названиями племен, которые все понимают по-разному, которые в разных источниках называли и так и сяк, да и сами названия приводили в разной транскрипции. В итоге скифы и были саками и наоборот, и те и другие были как минимум в своей части (может, и преимущественно) R1a1, были предками славян и русских. И что тогда остается от подобного отспаривания? Да пшик и остается.

Все эти брюзжания - неконструктивны. Они ничего не дают - ни дискуссии, ни науке, ни самим брюзжащим. Они не приносят НОВОЕ ЗНАНИЕ.


Автор: Urkoveц 11.10.2009, 9:27

Цитата(Lesla @ 10.10.2009, 18:35) *
Ну... скифы отношение имеют только потому, что были родственными племенами сакам. Но называть Индию скифской - это натяжка. Следующей натяжкой будет вспомнить, что славяне - родственные племена скифским. А потом назвать Индию - русской. Неопанславизм какой-то.

Прям-таки речь Чапая из известного анекдота про логику.
Человек пришёл очки заработать в зачёт на соседнем форуме, неужели не видно?

Автор: Lesla 11.10.2009, 9:41

Цитата(aklyosov @ 11.10.2009, 2:34) *
Натяжек не будет, если не жонглировать названиями племен, которые все понимают по-разному, которые в разных источниках называли и так и сяк, да и сами названия приводили в разной транскрипции. В итоге скифы и были саками и наоборот, и те и другие были как минимум в своей части (может, и преимущественно) R1a1, были предками славян и русских. И что тогда остается от подобного отспаривания? Да пшик и остается.

Все эти брюзжания - неконструктивны. Они ничего не дают - ни дискуссии, ни науке, ни самим брюзжащим. Они не приносят НОВОЕ ЗНАНИЕ.

Ну тогда реальную пользу могут принести только результаты исследований на гаплогруппы захоронений, причисляемых к той или иной археологической культуре (и, возможно, к литературным племенам)! А до этого запретить использование названий племен. Вместо славяне, скифы, саки и т.д. обязать использовать термин "арийцы". Арийцы пришли туда, арийцы ушли отсюда, арийцы там, арийцы тут, арийцы 5000, 4000, 3000, 2000, 1000, 200, 100 лет назад...
Ну это для того, чтобы надоевшие брюзжания не повторялись...

Автор: Urkoveц 11.10.2009, 11:05

Это называется - из одной крайности в другую.

Автор: Павел Шварёв 11.10.2009, 12:31

Цитата
Человек пришёл очки заработать в зачёт на соседнем форуме, неужели не видно?

Валерий Палыч, не накаляйте, Лесла тут среди своих, практически у себя дома.

Как я понял ситуацию, саки и скифы практически не имели различий в культуре и действовали на исторической сцене одновременно, поэтому и древние греки часто переставали отличать одних от других так и сейчас эта граница очень размыта, и уже стало нормой сакский период в Индии , называть индо-скифским периодом. Я против терминологической размытости и некорректности, поэтому где-то понимаю озабоченность Леслы, но с другой стороны в ходе разбирательств выяснилось, что "наезд" не имеет реальных оснований. Какие могут быть притензии к брату, который только вчера узнал что он наш R1a и начал с интересом знакомиться с нашей историей. Он вполне мог ошибиться, но случайно сказал то, что уже давно принято в Индийской системе образования.

Короче, мы находимся в живой области наук, где идет активное продвижение вперед, поэтому нужно сторониться ненаучных резонов в науке, и спокойно относиться к ошибкам коллег. Образно говоря,сейчас мы в разведке, территория не исследованная, в тупиковые рассуждения может, и наверное должен хоть несколько раз, зайти каждый реальный исследователь.

Автор: Павел Шварёв 11.10.2009, 13:16

Глава III
ДОАРИЙСКАЯ ИНДИЯ


1. ДОИСТОРИЧЕСКИЕ РАСЫ


Приход ариев не может больше рассматриваться как начало индийской истории. Безусловно, Индия была населена людьми различных рас еще до прихода ариев, и роль этих доарийских или неарийских рас в развитии так называемой арийской цивилизации ни в коем случае не была столь незначительной, чтобы ее можно было не принимать в расчет. К сожалению, мы очень мало знаем об этих народах. О них нет никаких письменных сведений, если не считать некоторых туманных указаний в Ведах и ранней тамильской литературе, и мы вынуждены целиком полагаться на данные археологии.

Палеолит. Древнейшими жителями Индии были люди палеолита, грубые орудия которых, изготовленные из камня, в больших количествах попадаются в различных частях страны, особенно в районах, расположенных на восточном побережье. Они не употребляли металлов, не знали земледелия и не умели добывать огонь. Они не строили гробниц, поэтому их черепа и кости недоступны дяя антропологического исследования.

Неолит. Вслед за палеолитом наступил неолит. Хотя употребление грубых каменных орудий не прекратилось вовсе, все же большинство орудий, упо-еблявшяхся людьми неолита, подвергалось «обточке, шлифовке и полировки»- таким бразом эти орудия превращались в красивые предметы, которые служили различным целям. Люди неолита хоронили своих покойников и сооружали для них гробницы. Они, несомненно, стояли на более высокой ступени цивилизации, чем люди палеолита: они обрабатывали землю, приручали животных, знали гончарное ремесло и добывали огонь путем трения бамбуковых палочек или кусков дерева. Они строили лодки и умели ткать.

Железный век. Золото, вероятно, было первым металлом, вошедшим в употребление потомков неолитического человека, но оно употреблялось исключительно для украшений. Что касается орудий труда и оружия, применявшихся в повседневной жизни, то в Южной Индии они изготовлялись из железа. В Северной Индии они сначала делались из меди, которая впоследствии была заменена железом. В различных частях Индии были обнаружены склады медных орудий труда. Самые ранние орудия из меди, вероятно, появились еще за 2000 лет до н. э. и, повидимому, употреблялись во времена, когда были сложены гимны «Ригведы». Железо впервые появилось в Северной Индии еще в IX—X веках до н. э.; о нем упоминается в «Атхарваведе». В Южной Индии железо стало употребляться, вероятно, намного позже и независимо от Северной Индии. В Индии, если не считать Синда, между неолитом и железым веком не было бронзового века.

Дравиды. Дравиды были одной из самых ранних цивилизованных рас Индии. Их язык представлен сейчас основными языками, на которых говорят в Южной Индии (не считая маратхи): тамильским, телугу, каннарским, малаялам и др. Некоторые ученые обнаружили элементы дравидийского языка в ведическом и классическом санскрите. Древний дравидийский алфавит, называемый ваттелутту, имеет, возможно, семитическое происхождение. Некоторые ученые придерживаются того взгляда, что дравиды были потомками первобытных жителей Индии и что дравидийская культура является результатом постепенного развития додравидийской культуры. Другие ученые ссылаются на сходство между шумерийским и дравидийским этническими типами и считают, что дравиды вторглись в Индию через Белуджистан из Западной Азии. При обсуждении вопроса о происхождении дравидов известное внимание должно быть уделено тому факту, что одно из племен белуджи, называемое брагуи, говорит на языке, близком современным ветвям первоначального дравидийского языка. Те ученые, которые рассматривают дравидов как потомков первобытных жителей Индии, считают, что переселение дравидов имело место из Индии в Белуджистан, что привело к основанию дравидийской колонии в этой стране. Те, которые рассматривают дравидов как выходцев из Западной Азии, утверждают, что племя брагуи—это потомки группы дравидийских иммигрантов, которая задержалась в Белуджистане на своем пути в Индию. По этому вопросу не может быть сделано никакого определенного вывода, пока не будут получены дополнительные данные.

Нет сомнения в том, что дравиды являлись весьма цивилизованным народом. Им было известно употребление металлов, их художественный вкус обнаруживается в изготовлении высококачественной глиняной посуды. Они сооружали здания и крепости. В ведической литературе есть много упоминаний о городах и крепостях (пура и дурга), построенных дасью, которых обычно отождествляют с дравидами. В древней тамильской литературе часто упоминаются богатые города, в которых имелось множество изысканных и роскошных вещей. Сельское хозяйство процветало в стране дравидов, на реках сооружали плотины, служившие целям ирригации. Дравиды не боялись пересекать моря в торговых целях.

Цивилизация дравидов во многих отношениях отличалась от арийской цивилизации. Дравидийское общество имело некоторые черты матриархата, и, следовательно, оно существенно отличалось, от арийского общества, которое целиком было основано на патриархате. Религию дравидов некоторые европейские авторы характеризовали как «темную и отталкивающую». Дравиды поклонялись богине-матери и различным демонам. Принесение человеческих жертв было важным элементом их культа. Они не знали каст. Различия между обеими цивилизациями были постепенно стерты после продвижения ариев за хребет Виндхья. Дравиды, которых захлестнул поток арийского вторжения, приняли религию и .культуру завоевателей, но с течением времени многие элементы религии, культуры и языка дравидов были сознательно или бессознательно заимствованы ариями. Смит говорит, что демоны, которым первоначально поклонялись дравиды, были «приняты брахманами, получили от них новые имена и были отождествлены с ортодоксальными индусскими богами и богинями». Выше было упомянуто о включении дравидийских элементов в санскритский язык. Еще много лет назад Смит справедливо отметил, что «раннеиндийская история в целом не может быть правильно понята, пока не будут должным образом изучены неарийские институты Южной Индии».


2. ЦИВИЛИЗАЦИЯ ИНДА


Махенджодаро и Хараппа. Раскопки Махенджодаро (округ Ларкана, Синд) и Хараппы (округ Монтгомери, Западный Пенджаб) 1 открыли неизветную до сих пор главу в древней истории Индии. Теперь уже не считается, что эта история начинается с прихода ариев (около 2000 года до н. э.). Богатая и развитая цивилизация существовала в долине Инда еще в третьем тысячелетии до н. э. Поскольку в «Ригведе» прямо не упоминается о железе, цивилизация раннего ведического периода обычно рассматривается как продукт медного века. Цивилизация Инда также принадлежит к этому периоду. Наши сведения относительно различных сторон этой цивилизации попрежнему весьма незначительны, поскольку археологи не смогли пока расшифровать слова, выгравированные на печатях, обнаруженных в Махенджодаро и Хараппе. Можно сказать почти с уверенностью, что язык этих печатей не является ни ведическим санскритом, ни каким-либо близким ему. Некоторые ученые думают, что язык индийцев, живших в доисторические времена в долине Инда, был похож на язык дравидов и имел агглютинативный характер.

Археологические данные. Подобно тому как цивилизация древнего Египта возникла в долине Нила, а цивилизация Вавилона и Ассирии—в долине Тигра и Евфрата, так и цивилизация доарийской Индии сложилась в долине Инда. Это была древняя городская цивилизация. В Махенджодаро археологи обнаружили развалины большого и красивого города, который, вероятно, планировался искусными архитекторами, стремившимися создать благоприятные условия жизни для всех граждан. Там было много улиц, широких и узких, отделявших дома друга от друга. Помимо жилых домов, были также просторные сооружения, вероятно, дворцы, или храмы, или общественные здания. Для строительства зданий употреблялся кирпич. Весьма интересно, что ни на кирпичах, ни на дереве нет никаких украшений. Здания имели прекрасные двери и окна. Обычные арки не сооружались, но при раскопках было обнаружено несколько ступенчатых арок. Воду доставали из колодцев, построенных из обожженного кирпича. Существовали прекрасные водостоки и удобные бани. Одна из таких бань имела площадь в 11440 кв. футов. Внутри этой бани находился большой бассейн для плавания в 39 футов длиной, 23 фута шириной и 8 футов глубиной.

Что касается пищи, то жители Махенджодаро употребляли пшеницу, ячмень, молокой фрукты, например, финики, а также мясо и, вероятно, в значительных количествах рыбу. Повидимому, более всего они употребляли в пищу баранину, свинину и курятину. Мы обнаруживаем у них следы существования следующих домашних животных: горбатых быков, коров, буйволов, овец, слонов, верблюдов, свиней, коз, а также и кур. Вероятно, у них были также собаки, но была ли лошадь, сказать трудно1. Из диких животных там были олени, дикие коровы, тигры, медведи и зайцы.

Жители Махенджодаро знали золото, серебро, медь, олово, свинец и бронзу. Железо им было неизвестно. Золото не могло быть получено на месте. Некоторые авторы считают, что оно было принесено в долину Инда из рудников Южной Индии. Естественно, что количество его было невелико. Медь и бронза употреблялись для изготовления оружия, а также предметов домашнего обихода. Даже камень встречался редко, потому что его приходилось привозить из Катхиавара и Раджпутаны. Различные виды камня использовались для изготовления ножей, печатей, статуэток идолов, небольших горшков и украшений Женщины, вероятно, очень любили украшения, которые изготовлялись из золота, серебра, слоновой кости, меди и драгоценных камней.

Глиняная посуда, обнаруженная в Махенджодаро и Хараппе, обычно имеет гладкую поверхность и иногда покрыта узорами. О художественном вкусе этого народа свидетельствует посуда и другие предметы домашнего обихода, а также украшения. У этого народа были хорошие скульпторы. Изображения животных, вырезанные на печатях, и несколько каменных фигур, которые были обнаружены в Хараппе, указывают на развитие искусства.

Трудно сказать что-либо определенное о религии, которую исповедовали жители Махенджодаро. Вероятно, в этом городе не было храмов, потому что до сих пор ни одно из обнаруженных при раскопках зданий не может быть с полным основанием признано домом отправления культа. Приблизительные выводы были, однако, сделаны на основании тех изображений, которые имелись на печатях, и на основании найденных глиняных и металлических фигурок. Повидимому, было широко распространено поклонение богине-матери. Культ богини-матери сближает Махенджодаро скорее с Западной Азией, где, вероятно, возник этот культ, чем с ведической Индией, где явно преобладал культ божеств мужского пола. Жители Махенджодаро поклонялись также богу-мужчине, которого можно отождествить с Шивой. Распространен был культ фал-лоса. В этом опять-таки обнаруживается контраст с ведической Индией, потому что «Ригведа» определенно осуждает поклонников фаллоса. Распространен был также нимизм: деревья, звери и змеи были предметами поклонения. Обычаи погребения мертвых тел были тесно связаны с религиозными представлениями доисторических обитателей долины Инда. Им были известны три различных способа погребения: погребение трупа целиком, разделенным на части и погребение после кремации.

Хронология. Находки, обнаруженные в Махенджодаро, были отнесены к трем различным периодам: раннему, среднему и позднему. История этих периодов охватывает, повидимому, не более пяти столетий, но доисторическая цивилизация Инда возникла задолго до основания города в Махенджодаро и продолжала процветать даже после падения этого города. Он существовал, вероятно, в период между 3250 и 2750 годами до н. э.

Расы. Жители Махенджодаро, повидимому, принадлежали к трем расам: средиземноморской, кавказской и к расе неизвестного происхождения, потомки которой населяют сейчас территорию от Армении до северного Кашмира. Был обнаружен также скелет монголоида. Ясно поэтому, что цивилизация в долине Инда была создана не одной какой-нибудь расой, она была скорее результатом деятельности разных рас, которые жили и трудились вместе в определенной среде. Некоторые авторы считают, однако, что обитатели Махенджодаро принадлежали к дравидийской расе.

Были сделаны попытки установить связь между жителями долины Инда и ведическими ариями, но в подтверждение этого взгляда было найдено слишком мало веских аргументов. «Ригведа»—это продукт сельской цивилизации, в то время как цивилизация долины Инда была по своему характеру определенно городской. Лошадь, повидимому неизвестная обитателям Махенджодаро, часто использовалась воинами Вед. В Ведах корове принадлежит почетное место, а в Махенджодаро более важное положение занимает бык. Поклонение идолам, широко распространенное в Махенджодаро, было неизвестно ведическим ариям. В то время как в Ведах преобладают божества мужского пола, в Махенджодаро богиня-мать занимала явно более высокое положение, чем Шива. Трудно оспаривать тот факт, что цивилизация ведических ариев—более позднее явление, чем цивилизация Инда, и что она по своему характеру отличается от цивилизации Инда.

Долина Инда и Западная Азия. Есть полное основание думать, что доисто-рическая цивилизация долины Инна была тесно связана с современной ей циви-зацией Западной Азии. Многочисленные индийские печати (на некоторых из них имеются письмена Махенджодаро) были обнаружены в Уре, Тель-Асмере (нынешний Багдад) и других местах Западной Азии. Строительство ступенча-тых арок и ниш в стенах, поклонение богине-матери, изображение некоторых животных на печатях—все это отчетливо свидетельствует о связи между Ма-хенджодаро и Месопотамией. Было сделано предположение, что цивилизации этих двух различных районов обязаны своим происхождением одной общей цивилизации, а их различия вызваны различиями местных условий и расовыми особенностями населения. Можно надеяться, что дальнейшие раскопки прольют больше света на эту очень интересную и важную проблему.

-------------------------

1 Слово Махенджодаро означает на языке синдхи «курган покойника». В 1922 году один буддийский курган привлек внимание Ракхалдаса Банерджи, который был в то время управляющим по Западному округу от Археологического управления Индии. Он начал производить раскопки в этом месте, надеясь обнаружить какие-либо развалины, связанные с буддизмом, но вскоре напал на предметы доисторического происхождения. В том же году Рай Бахадур Даярам Сахни обнаружил подобные же предметы в Хараппе. Тогда в этих двух местах были предприняты большие раскопки, которыми руководил Джон Маршалл, генеральный директор Археологического управления Индии.
2 При раскопках более поздних слоев обнаружены следы лошади. Академик В. В. Струве считает, что древнее население этих городов переняло опыт приручения лошади от осаждавших эти города кочевников.—Прим. ред.

Автор: aklyosov 11.10.2009, 13:28

Цитата(Lesla @ 11.10.2009, 2:41) *
Ну тогда реальную пользу могут принести только результаты исследований на гаплогруппы захоронений, причисляемых к той или иной археологической культуре (и, возможно, к литературным племенам)! А до этого запретить использование названий племен. Вместо славяне, скифы, саки и т.д. обязать использовать термин "арийцы". Арийцы пришли туда, арийцы ушли отсюда, арийцы там, арийцы тут, арийцы 5000, 4000, 3000, 2000, 1000, 200, 100 лет назад...
Ну это для того, чтобы надоевшие брюзжания не повторялись...


К сожалению, они повторяются. Или Вы сами не замечаете?

Одни приходят принести что-то новое, другие побрюзжать, выразить недовольство или неудовольствие. Пока Вы продолжаете второе, или не замечаете?

Гаплогруппы захоронений - действительно очень важно, но штука в том, что сами арх. культуры - понятие часто неопределенное, зыбкое. Они могут состыковываться с гаплогруппами, а могут и не состыковываться. Этот вопрос пока не решен, и андроновская культура, видимо, пока единственный пример, когда вырисовывается такая стыковка с одной преимущественной гаплогруппой. Да и там примеров совсем мало.

Так что вместо брюзжания взяли бы да и проанализировали регионы хотя бы основных культур на возможные гаплогруппы их носителей, пусть концептуально, как предположение, рабочую гипотезу. Но для этого, понимаете ли, нужно знание, а для брюзжания никакого знания не нужно, нужны просто соответствующий характер и склонность.

Никто названия племен запрещать не собирается, это опять Ваши характер и склонность вылезают. Там и так сильно намешано, масса своих нестыковок и разночтений, но это то, что имеет современная наука. Это то, что нам дают древние источники. А вот жонглировать ими бездумно не стоит.

Концовку Вашу я и не комментирую. Это у Вас уже близко к истерике. Сами не замечаете?


Автор: Lesla 11.10.2009, 14:30

Павел Шварев Спасибо за понимание.
aklyosov Ни отрицаю за собой склонности к некоторому занудству smile.gif Просто всегда возмущает та легкость с которой обращаются с историей (не только на различных форумах, но и в научной литературе).
Прекращаю свои бесплодные брюзжания, читаю "Историю Индии".

Автор: Павел Шварёв 11.10.2009, 17:53

Глава IV
ПРИХОД АРИЕВ


1. АРИЙСКИЕ ПОСЕЛЕНИЯ В ИНДИИ


Прародина ариев. Хотя некоторые авторы утверждают, что Индия была прародиной ариев1, общепринято считать, что арии пришли в Индию либо из Центральной Азии, либо из какой-нибудь европейской страны. При нынешнем несовершенстве наших знаний мы можем принять в качестве гипотезы теорию о том, что первоначально арии обитали в районе, который мы теперь называем Венгрией, Австрией и Чехословакией. Эта теория, повидимому, соответствует большинству тех сведений о жизни первобытных ариев, которые собраны этнографами и лингвистами.

Время иммиграции ариев в Индию. Трудно установить даже приблизительно время, когда начались переселения ариев. Возможно, что естественный рост населения заставил их покинуть свою родину, маленькую страну, окруженную горами, и искать пищу и кров в далеких странах. Они, вероятно, выдержали много битв с народами тех стран, которые они пытались захватить, и этот период в их истории длился, очевидно, несколько веков. Знаменитые надписи Богаз-Коя, обнаруженные несколько лет назад немецкими археологами в Каппадо-кии, повидимому, свидетельствуют о том, что около 1400 года до н. э. ариям удалось навязать культ некоторых своих богов народу (известному под названием митанни), жившему в этом районе. Этот факт, однако, не исключает возможности того, что переселение ариев в Индию началось раньше 1400 года до н. э.

Общепризнано, что арии, поселившиеся в Индии, с расовой точки зрения, были сродни древним иранцам. Этот вывод основан прежде всего на лингвистических данных. Язык арийских переселенцев в Пенджабе был очень близок древнеперсидскому языку и языку «Авесты». Винтерниц указывает, что «разница между языком Вед и этим первобытным индо-иранским языком, повидимому, меньше, чем разница между... санскритом и пали». Дифференциация индо-арийского и иранского диалектов началась, возможно, позднее того времени, к которому относятся надписи Богаз-Коя.

Для того чтобы установить время прихода ариев в Индию, мы должны определить возраст «Ригведы». «К сожалению,—говорит Винтерниц,—мнения крупнейших ученых по вопросу о возрасте «Ригведы» расходятся, причем это расхождение измеряется не веками, а тысячелетиями. Некоторые считают, что гимны «Ригведы» не могли быть составлены ранее 1000 года до н. э., в то время как другие полагают, что эти гимны возникли между 3000 и 2500 годами до н. э.» Это замечание Винтерница все еще остается справедливым. Вероятно, мы не очень ошибемся, если отнесем зарождение ведической литературы примерно к 2000 или 2500 году до н. э. При исчислении возраста этой литературы определяющее значение имеет тот факт, что джайнизм и буддизм уже предполагают ее существование. Если более ранние гимны «Ригведы» были составлены около 2000—2500 годов до н. э., то основные «Упанишады», которые, безусловно, были известны джайнам и буддистам, должны относиться по крайней мере к 500 году до н. э.

Ранние арийские поселения в Индии. Мы приходим, следовательно, к выводу, что арии появились в Северо-Западной Индии не позднее 2000 года до н. э. Большая часть гимнов «Ригведы», повидимому, была создана в области знаменитой реки Сарасвати, к югу от современной Амбалы. Захват ариями Афганистана и Пенджаба доказывается упоминанием в «Ригведе» рек Кабул, Сват, Куррам, Гумал, Инд, Джелам, Ченаб, Рави, Биас и Сатледж. Имеется несколько упоминаний о Джамне и Ганге. Совершенно не упоминается Нарбада. Из гор ариям того времени лучше всего были известны Гималаи, но гор Виндхья они не знали. Эти упоминания в «Ригведе» показывают, что арийские поселения того времени ограничивались районом Восточного Афганистана, Пенджаба и отчасти нынешнего штата Уттар Прадеш. Большая часть этой территории была известна под названием Саптасиндху (Страна семи рек).

Распространение ариев в поздний ведический период. «Ригведа» изобилует упоминаниями о непрекращавшейся борьбе с дасами, или дасью (т. е. не-ария-ми). Перед нашими глазами встает картина продвижения ариев на восток. В «Брахманах» Пенджаб постепенно теряет свое значение и все чаще и чаще упоминаются земли, лежащие к востоку от него. В этот период главным центром арийской культуры была Мадхьядеша, простиравшаяся от реки Сарасвати до двуречья Ганга—Джамны. Нам часто попадаются упоминания о Курукшетре, Косале (современный Ауд), Каши (Бенарес), Видехе (северный Бихар), Магад-хе (южный Бихар) и Анге (восточный Бихар). Куру и панчалы были главными арийскими племенами этого периода. Повидимому, были установлены связи с югом: имеются упоминания о народе андхра долины Годавари, а также о пулинда и савара, населявших леса горной местности Виндхья. Образ жизни этих племен еще не был полностью перестроен на арийский лад, поскольку о них упоминается как о людях, стоящих вне общества. Арийская цивилизация лишь только начинала просачиваться сквозь горы Виндхья.


2. ЛИТЕРАТУРА И РЕЛИГИЯ ВЕД

Авторы Вед. В соответствии с гипотезой, принятой в этой книге, вся ведическая литература была создана в период приблизительно с 2500 по 500 год до н. э. Ортодоксальные индусы считают, что Веды были сочинены не людьми: они были либо преподаны богом древним мудрецам, либо явились откровениями пророков. Каково бы ни было происхождение Вед, нет никакого сомнения в том, что они являются самыми ранними литературными произведениями ариев.

Значение Вед. В течение многих поколений Веды передавались из уст в уста. Поэтому они известны как шрути (то, что слушается). Благоговение, с которым индусы всегда относились к Ведам, дало им возможность пронести через века такое огромное литературное произведение в устной передаче, причем за это время оно либо вовсе не получало новых дополнений, либо таких дополнений было очень мало. Современный индийский автор С. Н. Дас Гупта в первом томе своей «Истории индийской философии» следующим образом оценивает значение Вед для индусского мировоззрения: «История религий Индии претерпела значительные изменения в период после ведической циви-лизации. Но таково было почитание Вед, что они всегда оставались высшим источником религиозной мудрости для всех слоев индусского общества во все времена. Даже сегодня все обязательные отправления культа у индусов—по случаю рождения, свадьбы, смерти и т. д.—выполняются в соответствии со старым, ведическим ритуалом. Молитвы, которые современный нам брахман произносит три раза в день, составляются из тех же самых стихов Вед, которые служили молитвенными стихами два или три тысячелетия назад... Большая часть санскритской литературы, которая развилась в послеведический период, созданными ею ценностями обязана Ведам и опирается на них как на свой высший авторитет. Системы индусской философии не только подчинены Ведам, но сторонники каждой из этих систем часто спорят друг с другом о превосходстве своей системы, стремясь доказать, что она и только она верно следует Ведам и правильно излагает идеи Вед. Законы, регулирующие традиционные правовые отношения, общественную, домашнюю и религиозную жизнь индусов, их обычаи и ритуал, вплоть до сегодняшнего дня выдаются за систематизированное наследие старого ведического учения, и их обязательность также основана на авторитете Вед. Даже в период английского правления в области наследования собственности, усыновления и других подобного рода юридических вопросах следуют индусскому праву, которое, в свою очередь, считает своим источником Веды».

Классификация ведической литературы. Ведическая литература состоит из произведений четырех различных категорий:
I. «Самхиты», или собрания гимнов, молитв, заклинаний, благословений, жертвенных формул и т. п.
Имеется четыре «Самхиты», из которых «Ригведа самхита», безусловно,— самая старая и наиболее важная. Ее текст в современном виде состоит из 1028 сукт (гимнов), которые подразделяются на 10 мандала (книг). Некоторые из этих гимнов с самого начала служили ритуальными песнопениями при жертвоприношениях или молитвами, но имеются также гимны и другого рода, они возникли независимо от религиозного ритуала, и «в них чувствуется дыхание подлинной первобытной религиозной поэзии».

«Атхарваведа самхита» в ее нынешнем варианте состоит из 731 гимна и делится на 20 книг. Некоторые из этих гимнов являются литературными заимствованиями из «Ригведы самхиты». В целом «Атхарваведа самхита», несомненно,—более позднее произведение, чем «Рлгведа самхита». Важное значение «Атхарваведы самхиты» заключается в том, что «она является очень ценным источником знаний о подлинно народных верованиях, на которые не оказала еще влияния религия священнослужителей, о вере в бесчисленное количество духов, привидений и демонов всякого рода, о вере в колдовство; все это представляет исключительную важность для этнографии и истории ре-лигии».

«Самаведа самхита» в ее нынешнем варианте состоит из 1549 гимнов, из которых .все, кроме 75, встречаются также в «Ригведе». Эти 75 гимнов можно найти и в других произведениях. Все эти гимны исполнялись при жертвоприношениях.

«Яджурведа самхита» частично состоит из гимнов и частично—из прозаических отрывков (яджус), из которых некоторые «иногда имеют характер ритмической прозы и местами достигают поэтических вершин». Большинство гимнов «Яджурведы самхиты» встречается также в «Ригведе».

II. «Брахманы», или прозаические тексты, содержание которых составляют высказывания относительно различных ритуалов и церемоний жертвоприношения. «Они отражают дух того времени, когда вся умственная деятельность человека была сосредоточена на жертвоприношениях, в них описываются церемонии жертвоприношений, обсуждается вопрос об их важности, ведутся рассуждения о происхождении и значении жертвоприношений». Из ранних «Брахман» наибольшее значение имеют следующие: «Айтарейя брахмана» и «Каушитаки брахмана», принадлежащие к «Ригведе»; «Тандьямаха брахмана» и «Джайминия брахмана», принадлежащие к «Самаведе»; «Тайттирийя брахмана» и «Шатапатха брахмана», принадлежащие к «Яджурведе». «Брахманы» и «Атхарваведы», из которых наиболее значительна «Гопатха брахмана»,—сравнительно позднего происхождения.

III. «Араньяки», или лесные тексты. «Эти произведения были, вероятно, сочинены для стариков, удалявшихся в леса и не имевших возможности выполнять сложные ритуалы жертвоприношений, требовавшие множества аксессуаров, которых нельзя было достать в лесу. В этих произведениях жертвоприношения постепенно уступили свое место созерцанию как духовной деятельности высшего порядка. Именно здесь мы обнаруживаем, что среди некоторых слоев интеллигентных людей идеи ритуала стали отступать на задний план и философские размышления об истине и ее природе постепенно стали занимать их место». «Араньяки» образуют составные части «Брахман». Так, «Айтарейя араньяка» является продолжением «Айтарейя брахмана».

IV. «Упанишады», или трактаты, содержание которых составляют тайные поучения, сообщаемые во время частной беседы наставниками своим ученикам. Древнейшие «Упанишады» частично включаются в «Араньяки», а частично являются дополнением к ним; действительно, часто трудно бывает провести разграничительную линию между «Араньяками» и «Упанишадами». «Упанишады» являлись реакцией на религию жертвоприношений и открывали конечную истину и реальность, знание которой считалось необходимым для высвобождения человека. Они написаны обычно в прозе, но некоторые написаны целиком или большей частью в стихах. В настоящее время имеется более ста «Упанишад». Среди наиболее важных «Упанишад» мы можем назвать следующие: «Иша», «Кена», «Катха», «Прашна», «Мундака», «Мандукья», «Тайттирийя», «Айтарейя», «Чхандогья,» «Брихадараньяка», «Светасватара», «Каушитаки» и др.

Ведическая религия. Ведическая литература дает нам возможность нарисовать картину, хотя и неполную, религиозной жизни в ведической Индии. «В «Ригведе» мы имеем дело не просто с наивным проявлением первобытного религиозного сознания, а с таким состоянием веры, которое может быть только результатом активной деятельности священнослужителей, а также продуктом эклектического слияния многих вер. Религия ведических индийцев была продолжением примитивной веры первобытных ариев. Их пантеон включал в себя богов, которым поклонялись арии до их прихода в Индию. Культ некоторых божеств, таких, как река Сарасвати, был создан после появления ариев в Индии. Большинство из этих божеств очень тесно связано с природой. Мы можем отметить Дьяу (бога неба), Агни (бога огня) и Парджанья (бога грозы). Нет никакого сомнения в том, что красота и величие явлений природы возбуждали воображение и вызывали благоговение ведических мудрецов. Число божеств, известных ведической литературе, неопределенно. Иногда их классифицируют на три группы, соответственно их месту нахождения: боги небес (например, Митра и Варуна),боги воздуха (например, Индра и маруты) и боги земли (например, Агни и Сома). Преобладание мужского элемента отчетливо проявляется в ведическом пантеоне. В нем нет никакой определенной иерархии, никакого верховного божества; любое божество «либо теряет всякое свое значение, либо выступает во всем блеске высшего божества, в зависимости от того, является оно предметом поклонения или нет». Отсюда эта стадия развития веры была справедливо охарактеризована как стадия, которую нельзя назвать ни политеист-ской, ни монотеистской и которая является такой стадией, «когда имеется тен-денция и к политеизму и к монотеизму, хотя ни одна из этих тенденций не получила еще достаточного развития».


Развитие ритуала, естественно, затмило значение божеств как вершителей человеческой судьбы. Ранний ведический ритуал был совсем прост: поклонение богам выражалось в скромных подношениях им молока, зерна и топленого масла. Мотивом этих подношений было желание обеспечить себе земное счастье: иметь детей и скот или устранить своего врага. Религиозный ритуал начал усложняться в период сложения «Брахман». Подношения стали богаче, церемонии более сложными. Для отправления подобных обрядов жертвоприношения приглашались многочисленные священнослужители—хотри читал гимны, адхварью выполнял роль слуги и произносил молитвы, удгатри пел песни «Самаведы»—и несколько их помощников. Коренным образом изменился самый дух жертвоприношений. Уже не имелось в виду задабривать богов; приносящий жертву пытался заставить бога дать то, что ему было нужно. Таким образом, жертвоприношение приобрело большее значение, чем сами боги. Позднее логическим следствием такого изменения было полное отрицание богов в философской системе пурвамимамса.

Мы уже отмечали, что зачатки философской мысли, начало поисков истины и реального могут быть прослежены в «Араньяках». В «Упанишадах» эти поиски получили свое логическое завершение. Эти трактаты занимают очень важное место в истории индийской философии. Основная идея, которая их пронизывает, заключается в том, что в основе видимого изменяющегося мира лежит неизмененная реальность (брахман), тождественная тому, что составляет основу сущности человека (атман).


3. ПОЛИТИЧЕСКАЯ, СОЦИАЛЬНАЯ И ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ АРИЕВ ВРЕМЕН «РИГВЕДЫ»

He-арии в ведический период. Наши сведения относительно политической истории раннего ведического периода, к сожалению, очень скудны. Имеется много упоминаний о непрерывных войнах против так называемых даса (дасью), древних обитателей Индии, но систематические данные отсутствуют. Главное различие между ариями и их врагами не-ариями проявлялось, конечно, во внешних признаках, языке и религии. О не-ариях говорится как о людях темнокожих и «безносых»(анаса). Их язык подвергается осмеянию, их часто упрекают за то, что они не приносят жертв арийским богам. Хотя, по всей вероятности, борьба длилась долго и была очень упорной, победители арии, повидимому, не предприняли попыток уничтожить побежденное неарийское население. Многие не-арии нашли приют в горах и лесах, а другие были обращены в рабство. В ведической и ранней послеведической литературе имеется много упоминаний о рабах—мужчинах и женщинах,—которые скорее всего были неариями. Но не-арии не были варварами или нецивилизованными людьми. У них были большие стада скота. Они строили города или, по крайней мере, сооружа-ли прочные укрепления (пура). Имеются примеры, когда даса удавалось установить дружеские отношения с ариями.

Политическая разобщенность ариев. В лагере победителей не было единства. Один арийский правитель, по имени Диводаса, вел войну против племен турваса, яду и пуру. Его сын, или внук Судаса, был вождем бхаратов (арийское племя, жившее в Брахмаварте, то есть в стране, лежавшей между реками Сарасвати и Дришадвати) в их великой борьбе с арийскими племенами с северо-запада. Из арийских племен раннего ведического периода наиболее значительными были: бхараты, пуру (жившие по берегам реки Сарасвати), куру (обитавшие у рек Инд и Ченаб) и сринджайи, которые были соседями бхаратов.

Политическая организация ариев. Монархия была, вероятно, преобладающей системой политической организации у ведических ариев, хотя имеются указания на существование у них республиканской формы правления2 . Монархия обычно была наследственной, но есть несколько неясных указаний на то, что монарх избирался народом. Первейшие обязанности правителя заключались в том, чтобы защищать своих подданных и содержать священнослужителей, которые совершали обряды жертвоприношения. Доход правителя составляла дань с побежденных племен и подарки, преподносимые его подданными. Нам неизвестно, были ли эти подарки обязательным платежом установленного размера или добровольными подношениями от случая к случаю. В числе чиновников упоминаются сенани (руководитель армии) и грамани (глава деревенской общины). Пурохита (жрец) занимал важное положение, и весьма вероятно, что его власть не ограничивалась только религиозными делами. «Ведический пурохита был предшественником государственных деятелей—брахманов, которые иногда в истории Индии проявляли выдающиеся способности в ведении государственных дел; нет также оснований сомневаться в том, что важнейшее значение в управлении раннего ведического государства имели Вишвамитра, или Васиштха» [мудрец.—Ред.].

Народный элемент в политической организации ариев ведического периода был представлен самити, или сабха [народными собраниями.—Ред.]. Подлинный характер и функции этих народных собраний не могут быть определены, но, «повидимому, нет оснований сомневаться в том, что в важнейших случаях все мужчины данного племени собирались на такое собрание для обсуждения или решения вопросов, которые ставились перед ними руководителями племени». Хотя правитель участвовал в заседаниях этих собраний, его власть, вероятно, была несколько ограничена уже одним их существованием. Мы не знаем, имел ли он право издавать законы или отправлять судебные функции. Наши сведения о судопроизводстве, о гражданском и уголовном законодательстве крайне отрывочны. Вероятно, война, как обычно,увеличивала власть правителя. Он возглавлял свои войска на войне и лично сражался на колеснице.

Раннее арийское общество. О социальной организации ариев ведического периода мы можем составить себе более ясное представление. Патриархальная семья составляла основу как социальной, так и политической жизни. Моногамия была преобладающей формой брака, но встречалась также и полигамия. Нет никаких указаний на существование полиандрии. Женщины занимали высокое положение в обществе, они обычно руководили домашним хозяйством. Некоторые из них были, повидимому, образованными и культурными, поскольку в «Самхитах» имеются гимны, сложенные женщинами. Браки в детском возрасте были неизвестны. Мы не можем точно установить, имели ли вдовы право выходить замуж. Женщины отличались высокой моралью, хотя имеются упоминания о случаях измены и проституции.

Существовала ли кастовая система в арийском обществе раннего ведического периода? Индологи предложили различные решения этой интересной и важной проблемы. Те, кто отпицают существование кастовой системы во времена «Ригведы», указывают, что четыре касты3—брахманы, кшатрии, вайшья и шудры—упоминаются только в позднем гимне4 «Ригведы». «Безусловно, существовали войны и жрецы, но специальная военная каста так же редко упоминается в «Ригведе», как и некоторые низшие касты земледельцев, торговцев скотом, купцов, ремесленников и рабочих». Те, кто не соглашается с этим взглядом, указывают, что профессия жреца была обычно наследственным занятием во времена «Ригведы» и что встречающееся слово раджания говорит, повидимому, о существовании знати. Действительно, имеются несомненные признаки деления раннего ведического общества на священнослужителей (брахманов), правителей (кшатриев) и простой люд (вис). Можно примирить эти противоречивые мнения, если принять, что в гимнах «Ригведы» имеются признаки кастовой системы в ее зачаточной форме: не было строгих ограничений в отношении выбора занятий, брака между представителями различных слоев общества и совместного приема пищи.

Экономическая жизнь ариев. Наши данные об экономической жизни ариев раннего ведического периода могут быть получены лишь на основании отдельных указаний в литературе того времени. Арии были по преимуществу сельскими жителями. Мы не находим никаких указаний на существование хотя бы небольших городов 5. И это естественно, так как люди вели пастушеский образ жизни. Главным источником доходов было животноводство. «Говоря о том, что у кого-либо имеются коровы, поэты усиленно подчеркивают этот факт». Большое значение придавалось также лошади. Другими домашними животными были овцы, козы, ослы и собаки, но кошка еще не была приручена. Самым важным занятием было сельское хозяйство. Имеются указания на существование примитивной системы орошения. Охота имела большое значение в хозяйственной жизни ариев. Охотились обычно на львов, кабанов, буйволов, антилоп и птиц. Мы не можем сказать точно, было ли им известно рыболовство.

Ремесленная специализация играла значительную роль в экономике ведического периода. Кожевник делал из воловьих шкур бурдюки, тетиву для луков и ремни. Дровосек делал колесницы и был одновременно столяром и плотником. Существовали также медники, кузнецы и ювелиры. Зарождалось кораблестроение. Вероятно, для передвижения по рекам употреблялись довольно большие лодки. Арии были, конечно, знакомы с морем, но весьма сомнительно, велась ли ими широкая морская торговля. Внутри страны существовала значительная торговля, в качестве денег употреблялись быки и золотые украшения. Хотя встречаются частые указания на существование рабства, авторитетные ученые считают, что экономика ведического периода не базировалась на рабском труде. Ни одно ремесло не порочило того, кто им занимался, даже кожевники не считались низшими членами общества.

Обычно одежда состояла из трех или двух предметов, которые изготовлялись женщинами из овечьей шерсти. Как мужчины, так и женщины носили украшения, сделанные, как правило, из золота. Пища состояла в основном из масла, фруктов и овощей. Мясо, вероятно, употреблялось только по случаю больших торжеств и семейных праздников. Коров и быков забивали для жертвоприношений и для угощения гостей. Употребление спиртных напитков играло важную роль в ведическом обществе. Имеется много упоминаний о соме—священном напитке, суре—общепринятом спиртном напитке, изготовлявшемся, очевидно, из зерна.

Излюбленным развлечением были, вероятно, гонки колесниц. Имеются частые упоминания об игре в кости, о танцах и музыке. Из музыкальных инструментов арии широко пользовались барабаном, лютней и флейтой. «Самое существование гимнов доказывает, что пению придавали большое значение».

«Нам нет нужды,—говорит Винтерниц,—представлять себе людей «Риг-веды» ни как наивных пастушков, ни как орду грубых дикарей, ни, с другой стороны, как людей ультраутонченной культуры. Картина, которую развертывают перед нами эти песнопения... показывает, что арийские индийцы были деятельным, жизнерадостным и воинственным народом, имевшим простые и отчасти еще дикие обычаи... Мы пока не находим в песнях «Ригведы» тех черт женственности, аскетизма и пессимизма в индийском характере, с которыми мы будем встречаться в более поздней индийской литературе».


4. ПОЗДНЯЯ ВЕДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА. ИЗМЕНЕНИЯ В ПОЛИТИЧЕСКОЙ И СОЦИАЛЬНОЙ ЖИЗНИ


Поздняя ведическая литература. «Упанишады», взятые в целом, известны как «Веданта» (заключительная часть Вед). Кроме того, мы имеем шесть «Ве-данг» (наук, дополняющих Веды), фонетику (шикша), ритуал (калпа), грамматику (вьякарана), этимологию (нирукта), метрику (чхандах) и астрономию (джьотиша). Зачатки этих работ могут быть обнаружены в «Брахманах» и «Араньяках». Они сложены в форме «Сутр» (нитей, т. е. кратких правил, предназначенных для запоминания).

Из шести «Веданг» первым был систематически изложен ритуал в работах, известных под названием «Калпасутры». «Калпасутры», посвященные важным жертвоприношениям, называются «Сраутасутры», а те, которые посвящены каждодневным домашним обрядам и жертвоприношениям, называются «Грихьясутры». Эти работы дают ценные сведения как историку религии, так и этнографу. Тесно связаны с «Грихьясутрами» «Дхармасутры», посвященные как светскому, так и религиозному праву. Связанные с «Сраутасутрами» «Сульвасутры» посвящены вопросу о размерах алтарей и мест жертвоприношения. Это самые древние индийские работы по геометрии.

В то время как «Калпасутры» дополняют «Брахманы», «Сутры», посвященные фонетике, дополняют «Самхиты». Древнейшими работами по этому вопросу являются «Пратисакхья», которые содержат указания, как правильно читать «Самхиты».

Из работ по ведической этимологии мы располагаем сейчас только одной (это «Нирукта», написанная Яской). Древние работы по метрике, астрономии и грамматике утеряны. Древнейшая из грамматик, которую мы имеем, принадлежит Панини и посвящена в основном классическому санскриту, и только в отдельных случаях касается языка Вед.

Каста в «Сутрах». Поскольку «Калпасутры» посвящены религиозным и социальным церемониям, они, естественно, дают нам ценные сведения о развитии кастовой системы (См. примечание выше, на стр. 29). Мы видели, что эта система существовала во времена «Ригведы», повидимому, только в зачаточном состоянии. Во времена «Брахман» она начала постепенно приобретать ту форму, которая нам хорошо знакома. Занятие священнослужителей и принадлежность к знати стали наследственными, а вайшья и шудры начали подразделяться на «все возрастающее число эндогамных наследственных групп, занимающихся одним делом или, по крайней мере, имеющих ограниченное и незначительное число занятий». Правила о междукастовых браках стали строгими. Мы не можем с точностью сказать, в какой мере возможна была перемена касты. Положение шудры несколько улучшилось. Они перестали быть рабами и составили низший слой свободных людей, поскольку постепенное распространение власти ариев на различные части Индии сделало невозможным для вождей арийского общества обрекать миллионы не-ариев на рабство 6. В «Сутрах» шудры иногда имеют право участвовать в домашних религиозных ритуалах. Был, однако, сделан и шаг назад, что проявилось в «появлении формальной теории осквернения, согласно которой представитель высших каст подвергается осквернению, если на него падет тень нечистого человека, а также в запрещении всякого контакта с нечистым человеком».

Политические изменения в поздний ведический период. Некоторые данные о развитии политической и социальной организации ариев в Индии могут быть получены из «Брахман», «Упанишад» и «Сутр». Политические деления периода «Ригведы» постепенно уступили место территориальным делениям значительных размеров и все больше распространявшейся идее политического единства, которая получила конкретное выражение в религиозно-политических церемониях, вроде обрядов жертвоприношения ваджапейя, раджасуйя и ашвамедха. Эти обряды выполнялись правителями, которые достигали какого-либо успеха в осуществлении своих завоевательных планов. Создание сравнительно крупных государств, естественно, привело к росту власти правителя, а также к воз-никновению больших городов. В поздней ведической литературе упоминаются города Кампила (столица панчалов), Асандиват (столица куру), Каушамби (столица ватса) и Каши (столица государства Каши). Некоторые племена, игравшие ведущую роль в период «Ригведы» (например, бхараты), потеряли свое былое политическое значение. Их место заняли теперь другие племена, такие, как куру и панчалы. На основании рассеянных в поздней ведической литературе упоминаний об их правителях едва ли можно составить хотя бы самый общий очерк их политической истории.

Социальные изменения в поздний ведический период. Общество постепенно принимало новую структуру, потому что кастовая система уже почти оформилась. Процесс образования наследственных профессиональных групп может быть четко прослежен. Те, которые специализировались на изучении Вед и руководили религиозными церемониями, назывались брахманами. Посвятившие себя политической и военной деятельности назывались кшатриями. Широкие массы ариев стали называться вайшья. Главным их занятием были торговля и земледелие. Ясно, однако, что эта кастовая система была еще очень неустойчивой: не были еще запрещены межкастовые браки, а некоторые кшатрии изучали священные писания и отправляли церемонии жертвоприношений. Шудры составили строго определенную группу в обществе, и их положение стало положением глубоко приниженных людей. В «Айтарейя брахмане» о шудре говорится, как о «слуге другого человека, могущем быть изгнанным или убитым по желанию».

Некоторые сведения о социальном положении женщин можно почерпнуть в литературе. Женщины могли получать образование, и некоторые из них (например, Гарги и Майтрейи) были известны своей образованностью. Но рождение дочери даже в эти древние времена рассматривалось как «одна из причин нищеты». Полигамия была, вероятно, широко распространена среди правителей и в богатых слоях общества. Женщины не могли иметь имущество или наследовать его.


5. ЭПОСЫ И "ДХАРМАШАСТРЫ"


Происхождение и возраст эпоса. Начало эпической поэзии может быть прослежено в ведической литературе, а ее связи с литературой «Сутр» довольно заметны. Мы встречаем частые упоминания об «Итихаса пурана» и «Гатха на-рашамси» («Песни во славу людей»). Западные ученые считают, что «Махабхарата» и «Рамаяна»7 выросли на основе этих интересных произведений. «Но,— говорит Винтерниц,—то, что мы знаем как народный эпос индийцев, то есть «Махабхарата» и «Рамаяна»,—это не древние героические песни, исполнявшиеся придворными певцами и странствующими менестрелями древней Индии и объединенные в поэмы великими поэтами или, по крайней мере, умелыми компиляторами, а сборники самых различных поэм неравного значения, которые возникли в течение многих веков благодаря постоянным интерполяциям и дополнениям». По его мнению, «Махабхарата»—«это вовсе не единое поэтическое произведение, а, скорее, целая литература».

Древнейшие упоминания в ведической литературе относятся, скорее, к центральному сюжету «Махабхараты», чем к сюжету «Рамаяны». В этом смысле «Махабхарата» старше «Рамаяны». Старая героическая поэма, посвященная бхаратам, племени, хорошо известному по «Ригведе», образует, вероятно, ядро «Махабхараты», но с веками это ядро получило столько дополнений и интерполяций, что теперь его совершенно невозможно выделить. Великий мудрец Вьяса, которого индийское предание считает автором всей книги, вряд ли может быть даже составителем эпоса в его нынешней форме. Ученые придерживаются различного мнения относительно возраста «Махабхараты». Мы можем сказать, что в своей нынешней форме этот эпос возник, вероятно, не ранее IV века до н. э. и не позднее IV века н. э. Вероятно, различные части нынешнего варианта этого эпоса были сложены в различное время.

«Рамаяна», хотя это и сложная работа, в гораздо большей степени, чем «Махабхарата», имеет характер единого произведения. Винтерниц считает, что первоначальный вариант «Рамаяны» (т. е. то ядро, из которого образовался этот эпос в его нынешней форме благодаря бесчисленным добавлениям и интерполяциям) создал Вальмики в III веке н. э. на основе древних легенд. Если принять эту гипотезу, становится вероятным, что «Рамаяна» в ее нынешних размерах и с тем же содержанием была известна еще в конце II века н. э.

Социальные условия, отраженные в эпосе. Оба эпоса подчеркивают значение кшатриев, а брахманам придают меньшее значение в политической жизни. Мы обнаруживаем здесь сходство с буддийской точкой зрения. В эпосах имелись четыре социальные группы: «военная власть, главой которой являлся раджа; духовная власть, политически не организованная, но разделявшаяся на ряд школ; затем, купцы, представленные гильдиями, могущественные главы которых (махаджаны) пользовались политическим влиянием; далее, крестьяне, не организованные, но имевшие определенные права и гордившиеся своей арийской кровью». Ниже ариев стояли шудры, рабы и дикие племена.

Политическая история в эпосах. Некоторые историки считают, что генеалогические списки, приводимые в эпосах, должны быть приняты как приблизительно верные. Английский историк Паргитер подсчитал, что великая война, описываемая в «Махабхарате», имела место в 1100 году до н. э. или около этого времени. Куру были одним из наиболее выдающихся арийских племен позднего ведического периода, но любопытно, что панду впервые упоминаются в поздней буддийской литературе, где о них говорится как о горном племени. Как Хастинапур, так и Индрапрастха являются историческими городами. Что касается сюжета «Рамаяны», то некоторые западные ученые принимают ее как аллегорическое описание арийского завоевания Южной Индии. Но важно помнить, что Рама упоминается в одной из джатак [рассказов о Будде.— Ред.] Мы знаем также, что Косала в течение долгого времени была одним из значительных арийских государств. Основа сюжета «Рамаяны» вполне может соответствовать исторической действительности.

«Дхармашастры». «Дхармашастры» посвящены религиозным обязанностям и гражданскому праву. Основные «Дхармашастры»—это «Самхиты» [сборники.—Ред.], приписываемые Ману, Вишну, Яджнавалкьяи Нараде. Время составления этих работ не может быть точно установлено, но обычно их относят к периоду между I и V веками н. э.

В «Дхармашастрах» мы находим кастовую систему в ее строгой форме. Помимо традиционных четырех каст, обязанности которых описаны с педантичной тщательностью, в этих работах говорится также о так называемых смешанных кастах (т. е. о новых кастах, которые, как указывается, возникли в результате межкастовых браков и незаконных связей между членами четырех основных каст). «Дхармашастры» дают нам ясное представление о наиболее примечательных чертах жизни раннего арийского общества. Предполагалось, что каждый «дважды рожденный» должен пройти в своей жизни через четыре стадии (ашрама). Первая стадия (брахмачарья) начиналась с церемонии упа-наяна и заканчивалась с завершением образования. На второй стадии (гархастхья) «дважды рожденный» женился и становился главой семьи и хозяином; дома. На третьей стадии (ванапрастха) он отвергал мирские заботы, удалялся на покой в лес, где он проводил свои дни в религиозном созерцании. Четвертой стадией была санньяса, когда тело подвергалось жестоким истязаниям, а душа. посвящала себя познанию конечной истины.

В «Дхармашастрах» мы находим отчетливое свидетельство постепенного-ухудшения положения женщин. Согласно Ману, женщинам не следует разрешать жить самостоятельно: «Женщина не заслуживает независимости, о ней заботятся в детстве отец, в юности муж и сыновья в старости». Ману предписывает для девочек ранний брак как религиозный долг. Вдовам запрещалось вступать в брак. Женщины не могли наследовать имущество.

--------------------------
1 На санскрите—арья или айрья, на пехлеви в «Авесте»—ария. Первоначальное значение этого слова—«верные», «люди одной расы». В ведических гимнах этот эпитет употреблялся их составителями «для того, чтобы отличить людей своего племени от врагов, то есть от более ранних обитателей Индии, которых они называли даса (дасью)".
2 Монархами авторы называют вождей племен, а республиканской формой правления—первобытно-общинный строй.--Прим. ред.
3 Европейские исследователи обозначают португальским словом каста два различных понятия: варна и джати. Варна (о которой говорится выше)—это четыре класса-сословия рабовладельческого и раннефеодального общества в Индии. Джати—это мелкие профессионально-племенные деления индийского общества, существующие как феодальный пережиток и в современной Индии.—Прим. ред.
4 Знаменитая «Пуруша сукта» «Ригведы» (Х.90.12), в которой говорится о том, что брахманы, кшатрии, вайшья и шудры первоначально произошли соответственно от рта, рук, бедер и ступней Создателя.
5 В период «Брахман» мы находим ясные указания на существование столичных городов Асандиват, Каушамби и Каши.
6 Речь идет о том, что хотя в основном шудры были на положении рабов, понятия раб и шудра не совпадали целиком: рабом мог стать и не шудра, а, с другой стороны, богатый шудра мог быть свободным и владеть имуществом. См. статьи советского историка Г. И л ь и н а в «Вестнике древней истории» за 1951—1952 годы.—Прим. ред.
7 Хотя западные ученые определяют «Махабхарату» и «Рамаяну» как эпосы, эти сложные работы не отвечают требованиям, предъявляемым к литературным произведениям того типа, который известен санскритской риторике под названием махакавья.

Автор: aklyosov 11.10.2009, 19:08

Цитата(Lesla @ 11.10.2009, 7:30) *
Павел Шварев Спасибо за понимание.
aklyosov Ни отрицаю за собой склонности к некоторому занудству smile.gif Просто всегда возмущает та легкость с которой обращаются с историей (не только на различных форумах, но и в научной литературе).
Прекращаю свои бесплодные брюзжания, читаю "Историю Индии".


Ну хорошо, что понимаете. Занудство хорошо при отстаивании СВОЕЙ концепции, а не при "критических" высказываниях, тем более при которых не предлагается ничего своего и ничего взамен.

И не нужно возмущений, так работает вся историческая наука. На основании одного найденного зуба реконструируется целая эпоха. И ничего в этом страшного нет, возмущаются только те, кто в этом ничего не понимает. Более того, при возмущении опять ничего своего не предлагают. Меня, например, возмущают вот такие "возмущающиеся". Потому что если кроме этого зуба ничего нет, то нужно благодарить того, кто выдвинул рабочую гипотезу, и дал другим возможность на основании новых находок эту гипотезу подправлять и модифицировать.

То же и про ариев. Есть отрывочные данные, и задача исследователей на основании этих отрывочных данных, большинство из которых (и ВСЕ лингвистические) являются интерпретациями, построить оптимизованную схему, которая или включает все известные данные и интерпретации, или отвергает те из них, которые принципиально не вписываются. При этом исключаются интерпретации, которые противоречат данным.

Ясно, что любая историческая и лингвистическая интепретация теперь ОБЯЗАНЫ включить и объяснить наличие моря R1a1 к северу от Индии и в самой северной Индии, а также поток R1a1, идущий из Восточной Европы на восток вплоть до Урала и за Урал, и в Индию. А также то, что гаплотипы восточных славян идентичны индийским.

И то, что лигвисты закрывают глаза и уши, и продолжаю повторять, что "арии пришли с юга", "с Ближнего Востока", совершенно не поясняя (с учетом приведенного выше), это не делает чести ни им, ни их науке.

Вот что Вас должно возмущать - не то, что люди "с легкостью" выдвигают альиернативные объяснения, так и должно быть в науке, а то, что умышленно игнорируют факты во имя поддержания своих басен.


Автор: aklyosov 11.10.2009, 20:11

>Общепризнано, что арии, поселившиеся в Индии, с расовой точки зрения, были сродни древним иранцам. Этот вывод основан прежде всего на лингвистических данных. Язык арийских переселенцев в Пенджабе был очень близок древнеперсидскому языку и языку «Авесты».

Вот так и рождаются басни. Странно, что интерпретаторам не пришло в голову простое соображение - что это арии принесли язык в Иран (Персию) и Индию, оттого и "очень близок".

Из этого отрывка неясно, кто такие эти "древние иранцы"? Это 5-10 тысяч лет назад, или это потомки ариев, жившие в 1-м тысячелетии до н.э.? Скорее всего второе. Ясно, что "древнеперсидский" язык - это и есть индоевропейский.

Это надо уметь так все исказить.

Автор: Павел Шварёв 11.10.2009, 23:44

Глава V
РАЗВИТИЕ РЕЛИГИИ И ПОЛИТИКИ В ПОСЛЕВЕДИЧЕСКИЙ ПЕРИОД

1. ДЖАЙНИЗМ


В VI веке до н. э. в Северо-Восточной Индии произошел значительный религиозный переворот, который оказал глубокое влияние на ход индийской истории. Он был в некоторых отношениях реакцией на обременительные обряды и кровавые жертвоприношения, которые составляли в те дни сущность ведической религии в ее народной форме. С философской точки зрения, однако, это было продолжение метафизического умозрения «Упанишад». Было бы ошибкой рассматривать возникновение джайнизма и буддизма как разрыв с веди-ческим взглядом на жизнь, хотя с течением времени обе эти религии развили некоторые идеи и выработали определенные обряды, несовместимые с ведической философией и культом.

Жизнь Махавиры. Вардхамана Махавира обычно считается основателем джайнизма, хотя, по мнению джайнов, он был последним в длинном ряду наставников (называемых тирткханакарами), которым эта секта обязана своим происхождением и развитием. Из двадцати трех тирткханакаров, упоминаемых в джайнской литературе, только один Парсванатх был, вероятно, историческим лицом. Другие являются легендарными фигурами, неизвестными в гражданской истории. Говорят, что Парсванатх был сыном правителя Бенареса, что он отверг мирскую жизнь и стал аскетом. Его главные доктрины подчеркивали духовную ценность заповедей: не наносить вреда (ахимса), не лгать, не красть и не стяжать.

Даты рождения и смерти Махавиры не определены, но нет сомнения в том, что он жил в VI веке до н. э. Согласно некоторым авторитетным авторам, он умер в 528 году до н. э., однако другие считают, что он умер в 468 году до н. э. Махавира родился недалеко от Вайшали, в северном Бихаре. Он принадлежал к широко известному клану кшатриев и был родственником правящей фамилии Вайшали—Личчхави. До тридцати лет он вел образ жизни семьянина. Затем стал аскетом и в течение двенадцати лет скитался по различным местам, все время занимаясь жесточайшим самоистязанием. В возрасте сорока двух лет он достиг высшего знания (кайвалья) и стал известен как джин (победитель страстей), или ниргрантх (свободный от мирских цепей). От этих названий произошли имена его последователей—джайнов или ниргрантхов. Остальные тридцать лет своей жизни Махавира потратил на то, чтобы проповедовать свое учение в Магадхе, Анге, Митхиле и Косале. Говорят, что он установил тесные личные связи с могущественными правителями Магадхи—Бимбисарой и Аджа-ташатру. За основу своей веры он принял учение Парсванатха и к четырем добро-детелям, указанным его предшественником, прибавил пятую, а именно непорочность. Он умер в Паве (округ Патна).


Доктрины джайнизма. Джайны отвергли авторитет Вед и обычай принесения в жертву животных. Они в гораздо большей степени были преданы доктрине ахимсы, чем буддисты. Они верили, что каждый предмет имеет свою душу (джива), которая обладает сознанием. Они отвергали концепцию сотворения мира высшей силой, и, по их мнению, «бог является единственным, высочайшим, благороднейшим и полнейшим проявлением сил, которые дремлют в духе человека». Они приняли индусскую теорию кармы; спасение означало для них полное освобождение от всякой кармы, унаследованной от прошлой жизни, и оно могло быть достигнуто только посредством так называемых «трех драгоценностей» (триратна): правильной веры, правильного знания и правильного поведения. Они придавали большое значение аскетизму, считая, что душа крепнет в муках и самоистязаниях.

Ранняя история джайнизма. В VI веке до н. э. джайнизм и буддизм были соперниками. Как Махавира, так и Гаутама проповедовали свои учения в Восточной Индии и набирали себе учеников из одного и того же общественного слоя. Вначале джайнизм имел, вероятно, больший успех. Говорят, что Чанд-рагупта Маурья принял эту религию. Имеются доказательства того, что до конца IV века до н. э. джайнизм получил распространение в Южной Индии.

В III веке до н. э. джайны разделились на две секты, которые назывались светамбара и дигамбара. Члены первой стали носить белые одежды, члены второй остались нагими в подражание Махавире. Джайнизм никогда не выходил за пределы Индии, но в течение веков он был одной из наиболее распространенных религий в Южной и Западной Индии.

Священные книги джайнов. В начале III века до н. э. джайнский собор в Паталипутре объединил учение Махавиры в 12 анга [частей.—Ред.]. С течением времени двенадцатая анга была утеряна. Оставшиеся одиннадцать анг были перестроены джайнским собором, собравшимся в Валабхи в V веке н. э. Эти анги не были признаны дигамбарами, так что они являются священными книгами только для светамбаров. Книги написаны на пракрите, в той его форме, которая называется арша или ардха-магадхи, поскольку джайны, как и буддисты, стремились сделать свои священные книги доступными для простого народа. С VII—VIII веков н. э. комментарии и философские работы начали составляться на санскрите.

Каноническая литература джайнов обильна, но ее религиозное и философское значение намного превышает ее литературные достоинства. Как отмечает Винтерниц, «за редким исключением священные книги джайнов написаны в сухом, повествовательном, поучающем тоне и... редко возбуждают тот общечеловеческий интерес, который вызывают многие буддийские тексты. Поэтому, какое бы важное значение ни имели они для специалиста, они не могут претендовать на то, что ими заинтересуются широкие круги читателей».

Неканонические книги джайнов. Джайны имеют также обильную неканоническую литературу, написанную частью на пракрите, частью на санскрите. Следующие из числа джайиских авторов заслуживают специального упоминания: Бхадрабаху, Сиддхасена Дивакара, Харибхадра, Сиддха, Хемчандра. Повествовательная литература является одним из наиболее интересных достижений джайнов. Они создавали также замечательные эпосы, романы, драмы и гимны. Большее значение имеет их вклад в философию. В противоположность буддийской доктрине шуньявады они выработали доктрину съядвады 1. Джайнские философы достигли особого совершенства в логике. Грамматика, лексикология, поэтика, математика, астрономия, астрология и политическая наука были значительно обогащены джайнами. Они сыграли также важную роль в развитии некоторых индийских языков—тамильского, телугу, каннара, гуджерати, хинди и раджастхани. В целом джайны занимают выдающееся место в истории индийской мысли и литературы.
---------------------------------------
1 Шуньявада—учение о пустоте. Сьядвада—учение о возможном. Буддисты считали высшей целью—растворение, прекращение существования, поэтому индусы называли буддизм учением о пустоте. Джайны полагали, что нельзя утверждать что-либо определенное о мире, а можно судить лишь предположительно. Поэтому их философия называлась учением о возможном,—Прим. ред.


Другие секты. В VI веке до н. э. духовное брожение в Восточной Индии было настолько сильным, что возникло большое число религиозных сект, возглавляемых различными проповедниками. В джайнских текстах упоминается 363 секты; согласно буддийским работам, существовало 62 секты, когда Будда начал проповедовать свою веру. Наши сведения об этих сектах исключительно скудны. Но имеются частые указания на адживиков, которые упоминаются также в указах Ашоки.


2. БУДДИЗМ

Жизнь Будды. Гаутама, знаменитый основатель буддизма, был современником Махавиры. Даты его жизни и смерти также установлены. Некоторые ученые считают, что он достиг париниббаны [т. е. умер.—Ред.] в 483 году до н. э., а другие называют 543 год до н. э. Он принадлежал к клану шакъя, владения которого находились в непальском тераи [болотистые джунгли у подножья Гималаев.—Ред.], к северу от округа Басти, в Уттар Прадеше. Как и Маха-вира, он, следовательно, был кшатрием. Его отец Суддходана был избран главой клана шакья и жил в Капилавасту. Гаутама родился в саду Лумбини (современный Румминдей, в Непале), где в честь этого великого события воздвигнут известный Румминдейский столп Ашоки. Женился он рано на Гопе или Ясод-харе, и, когда ему было 29 лет, у него родился сын по имени Рахула. На Гаута-му оказало воздействие распространенное в то время духовное брожение, и в поисках спасения он стал аскетом. В течение некоторого времени он под руководством двух выдающихся наставников изучал философию в Раджагрихе. Потом он направился в Урувилву (вблизи нынешней Бодх-Гайи) и в подражание аскетам того времени подверг себя самым суровым лишениям. Но спасение оставалось для него все такой же далекой целью. Глубокое сосредоточение и углубленное созерцание привели его в конце концов к открытию конечной истины. Гаутама стал Буддой (просвещенным). В это время ему было 35 лет.

Остальные годы своей жизни Будда посвятил проповеди познанной им истины. Впервые он «повернул колесо Закона» и привел его в движение [т. е. стал проповедовать свое учение.—Ред.] в Оленьем парке, в Сарнатхе близ Бенареса. Здесь ему удалось найти пять учеников. В течение следующих сорока пяти лет он распространил свое учение и нашел много последователей в Ауде, Бихаре и некоторых прилегающих областях. Он скончался в возрасте 80 лет в Кушинагаре (нынешняя Касия в округе Горакхпур, Уттар Прадеш).

Доктрины буддизма. Будда был реформатором, который ставил себе практическую цель. Его первейшая цель заключалась в том, чтобы обеспечить избавление от печали и страдания. Поэтому он возвестил 4 благородные истины: 1) существует страдание, 2) это страдание должно иметь причину, 3) от страдания надо избавиться, 4) для того чтобы избавиться от страдания, нужно знать правильный путь избавления. Причина страдания заключается в желании, поэтому искоренение желания приведет к прекращению страдания. Желание может быть искоренено, если следовать благородному пути, определяемому восемью заветами: 1) праведная вера, 2) праведная мысль, 3) праведная речь, 4) праведные действия, 5) добытые праведным путем средства к существованию, 6) праведные старания, 7) праведные воспоминания, 8) праведное созер-цание. Это был великий Средний Путь, он избавлял от крайностей—непомерной роскоши и строгого воздержания. Этот Средний Путь приводил в конце концовб к нирване, которая предполагала не только искоренение желания, но также достижение состояния полного спокойствия. Особо подчеркивалась необходимость соблюдения шила (моральных заповедей, например: не убей, не лги, откажись от роскоши и т. д.), а также самадхи (сосредоточения) и праджны (углубления в самого себя).

Будда отличался от Махавиры своим отношением к аскетизму. Он придавал особое значение нанесению вреда живым существам, но в этом отношении джайнизм—значительно более строгая религия, чем буддизм. Будда отвергал авторитет Вед и отрицал духовное значение ведических ритуалов и жертвоприношений, хотя он принимал традиционную веру в переселение душ и закон кармы. Он не занимался проблемой существования бога, поскольку сложные метафизические построения не имели, по его мнению, никакого отношения к развитию моральных и духовных качеств человека. Его простая вера предназначалась для всех—независимо от пола, возраста или социального положения. Он ввел обычай религиозных бесед на языке простого народа и отказывался употреблять для духовных проповедей только санскрит, язык образованного меньшинства.

Священные книги буддистов. Вскоре после париниббаны Будды его главные ученики собрались на общий собор в Раджагрихе и составили полное и аутентичное собрание его поучений. Но священные тексты буддистов получили окончательное оформление, вероятно, не ранее чем спустя век или два после собора. Эти тексты в целом известны под названием «Трипитака» («Три корзины»). Первая часть, «Винаяпитака», устанавливает правила поведения для буддийских монахов и правила общего управления буддийской церковью. Вторая часть, «Суттапитака», является собранием религиозных бесед Будды. Третья часть, «Абхидхаммапитака», содержит изложение философских принципов, лежащих в основе буддизма.

Второй общий собор буддистов собрался в Вайшали примерно спустя век после смерти Будды. Этот .собор предал проклятию некоторые из распространенных ересей и пересмотрел священные тексты. Третий общий собор собрался в Паталипутре под покровительством Ашоки. Снова были преданы проклятью некоторые ереси и была сделана попытка придать определенную и окончательную форму старым священным текстам. Четвертый и последний общий собор собрался под покровительством Канишки не то в Кашмире, не то в Джаланд-харе (в Восточном Пенджабе). Этот собор составил канонические комментарии к священным текстам.

В связи со священным писанием буддистов можно упомянуть «Джатаки». Эти буддийские «Рассказы о рождениях», несомненно, были составлены ранее I—II века до н. э. «Джатаки» имеют большое значение не только для правоверных буддистов, но и для историков древней Индии, поскольку они содержат важные сведения о социальной и экономической жизни Индии того времени.

Буддийские секты. Именно в связи со вторым общим собором мы впервые слышим о резком разделении буддийских монахов на две группы: «восточников» (живших главным образом в Вайшали и Паталипутре) и «западников» (главным образом из Каушамби и Аванти). Первые составляли секту ачарьявада, вторые— тхеравада. Разногласия, раз возникнув, увеличивались. Ачарьявада подразделилась еще на семь сект, а тхеравада—на одиннадцать. Позднее несколько подсект ачарьявады. ввели новые доктрины (например, обожествление Будды, почитание бодисаттв, т. е. отдельных обожествленных свойств Будды в качестве отдельных, подчиненных божеств и т. д.—Ред.), которые проложили путь учению махаяны. Таким образом, «история буддизма начиная со второго столетия после смерти Гаутамы не являлась более историей одной монашеской организации; это история нескольких организаций, которые развивались независимо друг от друга в различных частях Индии».

3. РОСТ ПОЛИТИЧЕСКОГО ЕДИНСТВА


Идея единства. Идея политического единства была знакома более поздней ведической литературе. Обряд жертвоприношения ваджапейя давал исполнителю этого обряда права верховного правителя, именуемого самраджья. Целью обряда айндра махабхишеки было достичь титула екарат, или единственного правителя земли. Верховный правитель обязан был выполнить обряд жертвоприношения ашвамедха; в древней литературе упоминается несколько правителей, о которых известно, что они выполнили этот великий обряд жертвоприношения. Но при нынешнем состоянии наших знаний нельзя сказать, существовала ли какая-либо большая империя в Индии до IV века до н. э., когда Махападма Нанда объединил большую часть Северной Индии, а возможно, и некоторые части Декана под знаменем империи Магадха.

Политические условия в начале VI века до н. э. Из древних буддийских ис-точников мы узнаем, что в первой половине VI века до н. э. в Индии существовало 16 государств (махаджанапад). Это были следующие государства:

1. Каши. Его столицей был Варанаси (нынешний Бенарес). Сначала государство Каши было самым могущественным из всех махаджанапад, но позднее оно вынуждено было уступить это почетное место Косале.

2. Косала. Она приблизительно соответствовала нынешнему Ауду. Столица ее была в Сравасти (нынешний Сахет Махет, округ Гонда, Уттар Пра-деш). Двумя другими важными городами Косалы были Айодхья и Сакета, Это государство включало в себя территорию, которой владели шакья из Капила-васту. Примерно в середине VI века до н. э. Каши был составной частью монархии Косала.

3. Анга. Это государство находилось к востоку от Магадхи. Его столицей была Чампа (близ нынешнего Бхагалпура, в Бихаре). Оно было соперником Магадхи. Одно время государство Анга включало в себя Магадху, но позднее оно было присоединено к Магадхе Бимбисарой.

4. Магадха. Государство Магадха было расположено на месте нынешних округов t Патна и Гайя, в Бихаре. Его древнейшей столицей был город Гиривраджа, возле Раджгира, среди холмов, по соседству сГайей. Потом столица была перенесена в Раджагриху и, наконец, в Паталипутру. Некоторые из первых правителей Магадхи упоминаются в ведической, эпической и джайн-ской литературах.

5. Конфедерация Вадджи. Это племенное государство включало в себя восемь объединенных кланов, из которых наиболее значительными были: вадджи, видехи, личчхави и джантрика. Город Вайшали (нынешние Басарх и Бакхира в округе Музаффарпур, в Бихаре) был столицей кланов вадджи, личчхави и всего объединения. Некоторые современные ученые считают, что личчхави были монгольского происхождения. Столицей видехов была Митхила (нынешний Джанакпур, в Непале). Джнатрика, клан джайнского проповедника Махавиры, жил в Кундапуре и Коллаге, предместьях Вайшали.

6. Территория Малла. Территория Малла находилась, вероятно, к северу от государства Вадджи, она делилась на две главные части, столицами которых были Кушинара (в округе Горакхпур и Мадхья Прадеш) и Пава (вблизи Ку-шинары). Это было республиканское государство наподобие объединения вадджи, хотя в добуддийские времена оно было монархией.

7. Чеди. Территория этого государства приблизительно соответствует нынешнему Бунделкханду и соседним с ним районам. Столицей его был город Шуктимати (возле Банды, в Уттар Прадеше).

8. Вамса, или Ватса. Это государство было расположено по берегам реки Джамны, к северо-востоку от Аванти. Столицей его был город Каушамби (нынешний Косам, вблизи Аллахабада).

http://s52.radikal.ru/i137/0910/04/bac57d5ed4b1.jpg


9. Куру. Столицей этого государства была Индрапрастха (возле Дели).
Другим важным городом была Хастинапура. В VI веке до н. э. государство
Куру потеряло политическое значение.

10. Панчала. Это государство приблизительно соответствует нынешнему
Рохилкханду и некоторым частям двуречья Ганга—Джамны. Ганг делил его
на две части—северную и южную,—столицами которых были соответственно Ахиччхатра (нынешний Рамнагар в округе Барейлли, Уттар Прадеш) и Кампилья.

11. Матсья. Столицей этого государства был город Виратанагара (нынешний Байрат в княжестве Джайпур, Раджастхан).

12. Сурасена со столицей в Матхуре.

13. Ассака, или Асмака. Это государство было расположено по берегам реки Годавари.

14. Аванти. Это государство приблизительно соответствует центральной Мальве (Мадхья Бхарат) и прилегающим частям Мадхья Прадеша. Оно делилось на две части. Столицей северной части был город Удджайни, столицей южной части—город Махисмати (современная Мандхата на реке Нарбаде).

15. Гандхара. Это государство включало в себя Кашмир, а также район Таксилы. Столицей его был город Таксила (округ Равальпинди, в западном Пенджабе).

16. Территория Камбоджей. Камбоджи жили, вероятно, на северо-западе; поскольку в эпиграфике и литературе они обычно связываются с государством Гандхара.

Помимо того значения, которое этот список махаджанапад имеет с точки зрения исторической географии, он дает нам также возможность сделать некоторые общие выводы относительно политического положения в Индии в первой половине VI века до н. э. Во-первых, совершенно ясно, что политического единства не было. Индия была разделена на множество мелких государств, занятых междоусобной борьбой. Во-вторых, большинство махаджанапад находилось в нынешних Уттар Прадеше, Бихаре и Центральной Индии. Совершенно не упоминаются Ассам, Бенгалия, Орисса, Дальний Юг, Гуджарат и Синд1. Единственным южноиндийским государством, имеющимся в списке, является Асмака. Что касается Пенджаба, первой индийской провинции, где поселились арии, то из названных государств в нем были расположены только два: одно—Гандхара—на крайнем северо-западе, другое—Куру—на крайнем юго-востоке. Центральная часть Пенджаба2 совершенно не упоминается в списках. Долина Ганга—Джамны была, очевидно, центром политического тяготения в это время. В-третьих, хотя монархия была преобладающей формой правления, существовало несколько республиканских государств в Северо-Восточной Индии 3. Помимо государств Вадджи и Малла, упоминаемых в этом списке, мы знаем из буддийских источников названия нескольких других племен и их государств, которые существовали во времена Будды. Наиболее важными из них были: шакья, колья (восточные соседи шакья), бхагга (государство этого племени находилось в политической зависимости от государства Ватса), були Аллакаппы, калама Кесапутты (вероятно, в Косале) и мория Пиппхаливаны (недалеко от Кушинары). Большинство этих республик было постепенно поглощено расширяющейся империей Магадха.
------------------------------------------
1 Существовало небольшое государство под названием Рорука в Саувире (нижняя часть долины Инда).
2 Бимбисара женился на принцессе Мадры—государства в центральном Пенджабе.
3 См. примечание 1-е на стр. 29

Начало могущества Магадхи. Примерно в середине VI века до н. э. правителем государства Магадха был Бимбисара из семейства Харьянта. Сын мелкого вождя из южного Бихара, он расширил полученные им в наследство владения и поднял могущество и престиж Магадхи. Его столицей был город Рад-жагриха. Бимбисара заботился об установлении дружественных отношений с выдающимися правителями своего времени. Правитель Гандхары направлял к нему свое посольство. Сам Бимбисара послал врача для лечения правителя Аванти. Он заключил брачные союзы с правящими династиями Мадры (центтральный Пенджаб), Косалы и Вайшали. Его жена из Косалы получила в приданое деревню из государства Каши, большие доходы с которой шли на покупку благовоний и на омовения. Эти браки, несомненно, укрепили политическое положение Бимбисары. Старая борьба между Магадхой и Ангой продолжалась и закончилась включением Анги в состав Магадхи. Бимбисара был правителем довольно большого государства, которое, как говорят, включало в себя 80 тысяч поселений. У него был сильный характер. Это видно из того, что он, по преданию, держал своих высших чиновников в строгом подчинении. Уголовное право Магадхи было суровым. Наказания, предусматриваемые за различные виды преступлений, включали в себя тюремное заключение, избиение плетьми, клеймение, обезглавливание, вырывание языка, перелом ребер и т. д. Вероятно, эти обычаи сохранились вплоть до периода империи Маурья, но в период Гуптов уголовное право стало более человечным.

Бимбисара был предан Будде и выказывал знаки особого расположения буддийским монахам. Трудно сказать, был ли он действительно обращен в новую веру. Некоторые джайнские работы представляют его как преданного последователя Махавиры.

Бимбисаре наследовал его сын Аджаташатру, который, согласно буддий-скому преданию, считается отцеубийцей. Рассказ о том, как Аджаташатру посетил Будду и покаялся в совершенном им грехе, запечатлен в одной из скульптур Бхархута, относящейся примерно к середине II века до н. э.

Аджаташатру продолжал политику увеличения своих владений и расширил границы государства Магадха. Повидимому, первую свою войну он вел против Косалы. После смерти косальской жены Бимбисары ее брат Прасенаджит хотел снова занять деревню, которая была дана ей в качестве приданого. После долгой борьбы оба правителя пришли к соглашению. Аджаташатру женился на дочери Прасенаджита, которая получила эту деревню в приданое (для оплаты расходов на омовения).

Джайнские авторы упоминают о войне Аджаташатру с личчхави из Вайшали. Причины возникновения войны не определены, но, вероятно, связаны с войной, которую Аджаташатру вел против Косалы. Повидимому, Косала и Вайшали объединились в борьбе против установления господства Магадхи. После затяжной борьбы Аджаташатру победил Вайшали. Магадха стала самым могущественным государством Северной Индии. Возможно, что подъем могущества Магадхи вызвал зависть со стороны Аванти и отношения между этими двумя государствами стали напряженными. Нам не известно, начались ли между ними настоящие военные действия в период царствования Аджаташатру.

Согласно древним джайнским трудам, Аджаташатру был последователем Махавиры, в то время как буддисты считают u его человеком, преданным Будде.

Повидимому, преемником Аджаташатру был его сын Удайин, который основал новую столицу, известную под названием Паталипутра. Место ее расположения—у слияния двух больших рек, Ганга и Сона,—сделало ее важным центром как с торговой, так и со стратегической точек зрения. Джайнские авторы изображают правителя Аванти как врага Удайина. Преемники Удайина были, вероятно, слабыми правителями. Буддийские предания изображают их всех как отцеубийц. В народе распространилось недовольство, и, использовав этот удобный случай, министр по имени Шайшунага захватил трон. Он перенес свою столицу сначала в Гиривраджу, а затем в Вайшали. Самым важным его достижением было уничтожение могущества и престижа династии Прадьота в Аванти, которая к тому времени усилилась благодаря завоеванию Каушамби.

Калашока, который был преемником Шайшунаги, перенес свою столицу в Паталипутру. В период его правления собрался второй общий собор буддистов в Вайшали. Вероятно, Калашока был убит Махападмой—основателем династии Нанда.

Династия Нанда. Согласно Пуранам, мать Махападмы (или Уграсены) принадлежала к касте шудра, а джайнское предание представляет его как сына куртизанки и цырюльника. Один греческий автор говорит, что он «завоевал симпатии правительницы», убил правителя и его сыновей и захватил трон. Нет никакого сомнения в том, что Махападма был человеком низкого происхождения и захватил трон нечестным способом, но он был, безусловно, очень способным и могущественным правителем. Пураны характеризуют его как «человека, уничтожившего всех кшатриев», и как «единственного правителя (екарат) земли». Трудно установить точные размеры империи, основанной Маха-падмой Нандой. Надпись Хатхигумпха в Кхаравеле, повидимому, доказывает, что Калинга входила в число его владений. Захват Косалы подтверждается литературными данными. Некоторые части Декана, особенно Кунтала (южная часть Бомбейского президентства и Майсура) и Асмака, составляли, вероятно, часть империи Нанды, но данные на этот счет имеют сомнительный характер. Согласно греческим авторам, могущественные народы, которые обитали за рекой Биас во времена Александра Великого, находились под властью одного суверена, чьей столицей была Паталипутра. Ясно, следовательно, что Махападма объединил под своим, скипетром большую часть Индии. Его можно рас-сматривать как первого исторического основателя империи в Индии.

Преемниками Махападмы были его восемь сыновей, которые правили один после другого. Последний правитель из династии Нанда, называемый в буддийской литературе Дхана, был современником Александра Великого. Греческие авторы называют его Аграммес или Ксандрамес (вероятно, искаженное санскритское отчество Ауграсайнья). Нет никакого сомнения в том, что он был очень могущественным правителем. Согласно одному греческому автору, его армия состояла из 20 тысяч всадников, 200 тысяч пехотинцев, 2 тысяч колесниц, запряжённых четверками лошадей, и 3 тысяч слонов. Об огромных богатствах династии Нанда часто 'говорится в древнеиндийской литературе. Но, повидимому, он не пользовался доброй славой среди своих подданных, поскольку он был низкого происхождения, пренебрегал религией и облагал население высокими налогами. Он был свергнут Чандрагуптой Маурья, основателем династии Маурья, с помощью хитрого государственного деятеля-брахмана Чанакьи, или Каутильи.

Замечание относительно хронологии. При нынешнем состоянии наших знаний почти невозможно с точностью установить хронологию правителей Магадхи вплоть до вторжения Александра Великого. При отсутствии данных эпиграфики и нумизматики мы должны полагаться исключительно на литературные данные, но брахманская литература (Пураны) расходится с буддистской литературой. По причинам, которые не могут быть здесь изложены, сведения, приводимые буддийскими авторами, заслуживают предпочтения. Поэтому выше мы придерживались данных буддийской традиции. Согласно Пуранам, Шайшунага основал династию, которая правила в Магадхе в течение 321 года и была свергнута Махападмой Нандой. Бимбисара был пятым правителем этой династии. По буддийским писаниям за правителями династии Харьянка (первым из которых был Бимбисара) последовали Шайшунагу и его потомки, и весь период царствования этих двух династий составлял 200 лет. Воцарение Бимбисары может быть отнесено примерно к 545 году до н. э.

Автор: Павел Шварёв 11.10.2009, 23:53

Удивило, что Камбоджа - тоже мы.
А было бы здорово вычислить среди индийцев современных потомков жителей этих племенных государств.

Автор: aklyosov 12.10.2009, 4:01

Цитата(Павел Шварёв @ 11.10.2009, 16:53) *
Удивило, что Камбоджа - тоже мы.
А было бы здорово вычислить среди индийцев современных потомков жителей этих племенных государств.


Уважаемый Павел,

Вы не торопитесь зачислять всех R1a1 в родственники. Да, гаплогруппа одна, но потоки разные. Оказалось, что в Юго-Восточной Азии есть много R1a1, которые разошлись с "нашими" 20 тысяч лет назад. Если "наши" отправились в Европу, куда и пришли, похоже, 10-12 тысяч лет назад, а потом двинулись на Русскую равнину (как и по всей Европе) и в итоге как арии пришли в Индию, то в самой Индии "другие" R1a1 уже обитали почти 10 тысяч лет.

Это и привело к некоторой путанице. Но уже разобрались.

Автор: Dogon 12.10.2009, 9:52

Цитата(Павел Шварёв @ 12.10.2009, 0:53) *
Удивило, что Камбоджа - тоже мы.


Меня больше удивило, что Камбоджа - это такое древнее арийское государство или племя где-то в Гиндукуше, а не более известное государство в Индокитае. blink.gif

Автор: Павел Шварёв 12.10.2009, 10:42

за..., замучаю, как Пол Пот Кампучию. laugh.gif

Анатолий Алексеевич, первоначальная Камбоджа, о которой говорится в Истории Индии, это не современная Камбоджа в ЮВА, к кхмерам это название пришло с буддизмом.

Автор: aklyosov 12.10.2009, 15:46

первоначальная Камбоджа, о которой говорится в Истории Индии, это не современная Камбоджа в ЮВА, к кхмерам это название пришло с буддизмом


Уважаемый Павел, я в своем комментарии про Камбоджу и не упоминал. Я просто по сути написал, что не все R1a - "индоевропейцы", есть и совершенно другие. Хотя род - R1a (возможно, и другой, нежели R1a1).

Автор: Павел Шварёв 12.10.2009, 17:01

Глава VI
ИМПЕРИЯ МАГАДХА


1. ПЕРСИДСКИЕ И ГРЕЧЕСКИЕ ВТОРЖЕНИЯ В ИНДИЮ


Политическая разобщенность Северо-Западной Индии. В VI веке до н. э. Пенджаб больше не имел того политического и культурного влияния, каким он пользовался раньше в качестве первого оплота арийской власти в Индии. Центр притяжения переместился на восток. Мадхьядеша стала центром арийского мира, а Магадха постепенно превращалась в большую империю. Из шестнадцати махаджанапад, упоминаемых в индийской литературе, ни одна не расположена в Пенджабе, и только две—Камбоджа и Гандхара—находились в пограничных местностях этой провинции. Другим государством, находившимся в Пенджабе, но не включенным в список махаджанапад, была Мадра. В то время как остальная часть Северной Индии постепенно подпадала под власть Магадхи, Северо-Западная Индия, страна, экономически процветающая, но политически разобщенная, легко стала добычей иностранных захватчиков.

Персидское завоевание. В течение второй половины VI века до н. э. Кир основал большую империю в Иране. Власть великой монархии Ахеменидов распространилась на западе до Средиземного моря, а на востоке до Индии. Утверждают, что Кир направил экспедицию против Индии через Гедрозию (Мекран), которая окончилась провалом. Но ему удалось подчинить район, лежащий между реками Инд и Кофен (Кабул).

Дарий I (Дараявауш)—третий император из династии Ахеменидов— присоединил к своему государству Гандхару и долину Инда. Ряд персидских надписей говорит о населении Гандхары и долины Инда как о персидских подданных. Геродот, знаменитый греческий историк, рассказывает, что Гандхара была включена в седьмую сатрапию Персидской империи. «Индия» (долина Инда, границей которой на востоке была пустыня Раджпутаны) составляла двенадцатую и наиболее населенную сатрапию. С нее взималась дань в размере 360 талантов золотого песка (1290 тысяч фунтов стерлингов).

Ксеркс (Кшаярша), сын и преемник Дария I, сохранил свою власть над персидскими провинциями Северо-Западной Индии. Индийские войска были включены в его экспедиционные силы, направленные против Греции.

Трудно установить, как долго длилось персидское господство в Северо-Западной Индии. Индийские войска находились в армии, которую Дарий III Кодоманн вел против Александра Великого. Но весьма вероятно, что накануне вторжения Александра власть правителей Персидской империи в их индийских провинциях очень ослабла и временное единство, навязанное иностранным господством, было ликвидировано в результате возникновения множества мелких государств.

Результаты персидского господства. Существование связи между Индией и Ираном в течение примерно двух столетий, естественно, имело ряд последствий, которые длительное время ощущались в индийской истории. Персы ввели в Индии арамейскую форму письма, на основе которой позднее возник
алфавит кхароштхи. Памятники времен Ашоки, особенно колоколообразная капитель, кое-чем, вероятно, были обязаны влиянию персидских образцов, особенно персеполвскои капители. Следы персидского влияния могут быть обнаружены как в преамбуле указов Ашоки, так и в употреблении некоторых специфических слов в этих указах. Некоторые персидские обряды соблюдались, повидимому, при дворе Маурьев. В период после падения династии Маурья правители саков, власть которых распространялась на Северо-Западную и Западную Индию, пользовались персидским титулом сатрап.

Северо-Западная Индия в период походов Александра Македонского.
В начале IV века до н. э. долина Инда не была объединена в политическом отношении. Остальная часть Северной Индии достигла единства и могущества под скипетром династии Нанда—правителей Магадхи,—но северо-западные провинции были расчленены на множество мелких государств, как монархий, так и клановых олигархий, которые вели междоусобные войны.

Классические авторы оставили нам интересное описание политического положения в Пенджабе накануне вторжения Александра. Территория Аспасии, лежащая в суровой горной местности к северу от реки Кабул, находилась под властью одного вождя, который жил в городе, расположенном на берегу реки Еваспла (вероятно, Кунар) или вблизи ее. Столицей государства ассакенов была Массага, грозная крепость, расположенная, вероятно, не очень далеко к северу от перевала Малаканд. Правитель этого племени имел мощную армию в 20 тысяч всадников, более чем 30 тысяч пехотинцев и 30 слонов. Территория певкелаотов находилась на пути из Кабула к реке Инд. Здесь властвовал правитель, столица которого была недалеко от Пешавара. Государство Таксила составляло восточную часть старого царства Гандхары. Таксила была большим городом; земли вокруг нее отличались плодородием и были густо населены. Государство арсаков, занимавшее территорию нынешнего округа Хазара, вероятно, отпочковалось от старого государства Камбоджей. Другим таким отпочковавшимся от Камбоджи государством было государство абисаров (нынешние округа Панч и Наошера в Кашмире). Государство Пора находилось между реками Джелам и Ченаб; земли его были обширны и плодородны, на них расположено около 300 городов. У Пора была большая армия, насчитывавшая более 50 тысяч пехотинцев, 3 тысяч всадников, тысячу колесниц и 130 слонов. Государство Софита находилось к востоку от реки Джелам. Государство моусиканов включало в себя большую часть современного Синда, его столицей был Алор (округ Суккур).

Приведенный выше перечень монархических государств ни в коем случае не является полным; к нему следует добавить список племенных организаций олигархического или республиканского характера: Ниса—маленькое горное государство, находившееся между реками Кабул и Инд,—не управлялось вождем. Сибои жили в округе Джханг, расположенном ниже места слияния рек Джелам и Ченаб. Во времена Александра у них было 40 тысяч пеших воинов. Агалассои жили по соседству с сибоями и могли выставить 40 тысяч пехотинцев и 3 тысячи всадников. Оксидракаи, которые обитали на территории, простиравшейся между реками Рави и Биас, были одними из самых воинственных племен в Северо-Западной Индии. Маллои занимали долину реки Рави, к северу от слияния ее с рекой Ченаб. Абастанои селились в нижнем течении Ченаба. Это было могущественное племя, располагавшее армией в 60 тысяч пеших воинов, б тысяч всадников и 500 колесниц. Их организация носила демократический характер.

Продвижение Александра по территории Ирана и Афганистана. Александр вступил на трон Македонии в 336 году до н. э. и после укрепления своей власти в Греции пошел в поход для завоевания Ирана (в 334 г. до н. э.). Персидская империя была к этому времени слабой, и отдельные ее части были мало связаны между собой. Ею управлял в это время Дарий Кодоманн, недостойный преемник Кира и Дария I. В течение четырех лет Александр покорил Малую Азию, Сирию, Египет, Вавилонию и Иран. Дарий был умерщвлен одним из своих сатрапов. Великая династия Ахеменидов пришла к бесславному концу.

Бесс, убийца Дария, бежал в Бактрию и принял титул Великого царя 1. Преследуя его, Александр по пути без боя захватил Дрангиану. Возможно, что Герат расположен на том месте, где Александр основал столицу этой новой своей провинции. Затем были подчинены Сейстан и Гедрозия и образована Гедрозийская сатрапия со столицей в Пуре. Направившись на северо-восток, вверх по долине Гильменда, Александр захватил Арахозию и основал город, находившийся, повидимому, на том месте, где сейчас расположен Кандагар. Потом он появился у подножья хребта Гиндукуш и, для того чтобы овладеть этим районом, основал город где-то к северу от Кабула. Как только он достиг Бактрии (нынешний Балх), Бесс бежал через Аму-Дарью, и к огромной Македонской империи была без боя присоединена еще одна провинция. Александр, преследуя Бесса, направился в Согдиану (страну, которая была расположена между Сыр-Дарьей и Аму-Дарьей) и захватил его там. Приняв решение сделать Сыр-Дарью северной границей своей империи, Александр присоединил Согдиану и основал город (нынешний Ходжент) на берегу этой реки. В 327 году до н. э. он принял титул «Великого царя», окружил себя роскошью и ввел пышный восточный церемониал, объявив себя преемником Дария.

--------------------------
1 Один из титулов правителя Персидского государства.—Прим. ред.


Александр в Пенджабе. Из Согдианы Александр возвратился в Афганистан и спустился в Индию. Он не имел никакого представления о характере или размерах этой страны, потому что греки считали Индию последней страной на восточном краю мира, опоясанного океаном. Для них это был край молочных рек и кисельных берегов, страна диковинных зверей и растений. История походов Александра в Индии была изучена исключительно на основании рассказов, оставленных нам греческими авторами,—не знакомые с индийскими названиями и именами, они породили много географических головоломок, до сих пор не решенных. Успехи Александра, говорит Смит, «произвели такое незначительное впечатление на жителей Индии, что ни одно хотя бы самое смутное упоминание о нем не может быть обнаружено во всей древнеиндийской литературе».

Александр пересек горы Гиндукуш в мае 327 года до н. э. и потратил остаток этого года на покорение диких племен в долинах Свата и Баджаура. После похода в суровых зимних условиях армия отдыхала на западном берегу Инда вплоть до весны. В феврале 326 года до н. э. в Унде, к северу от Аттока, она перешла эту реку по мосту, сооруженному из лодок. На подступах к Таксиле Александр был мирно встречен правителем по имени Амбхи, который предложил захватчику богатые и привлекательные дары. Вслед за тем Александр основал новую сатрапию, которая включала земли к западу от Инда, и для ее защиты оставил македонские гарнизоны в Таксиле и в некоторых других местах к востоку от Инда.
После этого Александр направился на восток и подошел к берегам реки Гидасп (Джелам), где он натолкнулся на решительное сопротивление Пора, который ждал его на правом берегу реки с большой армией под защитой множества слонов. Грекам удалось обмануть бдительность врага, и они перешли реку примерно в шестнадцати милях вверх по течению от того места, где был расположен лагерь Пора. Армии Александра и Пора встретились в долине Карри (где в настоящее время расположены деревни Сирвал и Пакрал). Пор допустил роковую ошибку, позволив противнику начать атаку. Гидаспская битва окончилась разгромом его большой армии. Пор был посредственным военачальником, но храбрейшим воином. Он не бежал, и, лишь нанеся ему девять ран, его смогли взять в плен. Приведенный к Александру, он гордо потребовал, чтобы с ним обращались как с царем. Александр мудро поступил, умиротворив его: Пору не только было возвращено его государство, но границы его владений были расширены. Хитрый греческий царь знал, что взаимная вражда между Амбхи и Пором сделает их обоих преданными ему. По обоим берегам Гидаспа, поблизости от того места, где произошла битва, он основал два города—Буцефала и Никея,—которые должны были служить местом размещения гарнизонов на вновь завоеванной территории.

После этого Александр двинулся к реке Гифазис (Биас), покорив по пути несколько небольших государств и сравняв с землей город Сангала в наказание за его стойкое сопротивление. Он хотел идти дальше и поднять свои победные знамена над плодородной долиной Ганга, но его войска отказались двигаться дальше на восток. Утомленные тяжелыми войнами, длившимися годами, воины, естественно, горели желанием вернуться на свою далекую родину. Греческий автор рассказывает, что они «начали приходить в уныние, когда увидели, что их царь затевает все новые и новые дела и влечет их ко все новым и новым опасностям». На них очень большое впечатление произвели самоотверженность, отвага и военное искусство индийцев. Теперь им предстояло сражаться не со слабой персидской армией, они должны были иметь дело с такими вождями, как Пор, и такими людьми, как защитники Сангалы. О военном искусстве индийцев того времени Арриан говорит: «В искусстве войны они намного превосходили другие народы, которые населяли в то время Азию». Отказ греческих войск двигаться дальше реки Гифазис в значительной мере объяснялся тем, что греки познакомились с военным искусством индийцев. Долиной Ганга правил властитель Паталипутры из династии Нанда, о котором говорили, что он ждал захватчиков с армией в 80 тысяч всадников, 200 тысяч пехоты, 8 тысяч военных колесниц и 6 тысяч боевых слонов. Вероятно, македонцы не были подготовлены к встрече с таким врагом.

Отказ войск вторгнуться в долину Ганга заставил Александра отступить к Гидаспу. На Пора были возложены обязанности по управлению территорией, расположенной между Гидаспом и Гифазисом, а на Амбхи—двуречьем Инда-Гидаспа. Большие гарнизоны были оставлены в городах, основанных Александром на индийской территории. Сделав это, он начал свое путешествие вниз по течению пенджабских рек в сторону моря (октябрь 326 г. до н. э.). Во время отступления он столкнулся с серьезным сопротивлением со стороны племен сибои, агалассои, маллои и оксидракаи. Битвы с ними закончились подчинением долины Нижнего Инда. Государство моусиканов признало власть Александра. В начале октября 325 года до н. э. Александр покинул местность, расположенную по соседству с современным Карачи, и с частью своей армии направился в Иран через Гедрозию, другая часть его армии двинулась морем под командой Неарха.

Ликвидация греческого господства в Северо-Западной Индии. В мае 324 го-да до н. э. Александр прибыл в Сузы (Иран). По пути в Иран он получил сообщение о том, что греческий сатрап в долине Верхнего Инда убит. В то время Александр не мог сделать ничего другого, как только просить Пора и Амбхи вести дела Пенджаба; общий надзор за ними был поручен греку по имени Евдем. Александр умер в Вавилоне, близ нынешнего Багдада, в июне 323 года до н. э. на тридцать третьем году жизни. После его смерти Чандрагупта Маурья начал войну с греческими военачальниками в Пенджабе и сверг их власть. Евдему удалось сохранить свой пост до 317 года до н. э., когда он покинул Индию. Попытка Селевка вернуть индийские провинции, захваченные Александром, оказалась безуспешной. После падения империи Маурья греки-бактрийцы восстановили греческую власть в Северо-Западной Индии.

Последствия вторжения Александра. «Стремительный поход Александра,— говорит Смит,—не оказал никакого прямого влияния на идеи и институты Индии». Религия, общественный строй, искусство остались без изменения, и «даже в области военной науки индийцы не проявили никакой склонности к изучению уроков, преподанных острым мечом Александра. Индийские правители предпочитали вести войну старыми методами, доверяя своим слонам и колесницам, поддерживаемым несметными массами мало боеспособной пехоты. Они никогда не овладели ударной тактикой кавалерии Александра». Если в древнеиндийской цивилизации и могут быть обнаружены какие-либо следы греческого влияния, то это—результат воздействия греков-бактрийцев. Однако самое появление греков-бактрийцев в Северо-Западной Индии может рассматриваться как косвенное последствие вторжения Александра.

Основание ряда греческих поселений в Северо-Западной Индии можно рассматривать как самое важное последствие вторжения Александра. Некоторые из основанных им городов просуществовали длительное время. В одном из указов Ашоки упоминается существование греческих (явана) поселенцев в северозападной части его империи.

Ослабив мелкие государства Пенджаба, поход Александра косвенно содействовал образованию единства Индии и расширению империи Маурья. Северо-Западная Индия долго оставалась вне сферы господства империи Магадха, и, если бы Александр не сокрушил военную силу племенных государств, Чандрагупте Маурья было бы труднее подчинить себе этот район.


2. ИМПЕРИЯ МАУРЬЯ


Происхождение династии Маурья. Чандрагупту Маурья—основателя империи Маурья—индусская традиция характеризует как шудру, а его мать (или бабушка) Мура считается женой одного правителя из династии Нанда. Согласно более достоверной буддийской традиции, Чандрагупта был кшатрием и принадлежал к клану маурья (мория) из Пиппхаливаны, который находился, вероятно, где-то между Румминдеем, в непальских тераи, и Каши, в округе Горакх-пур (Уттар Прадеш). Представители клана маурья воспользовались общим недовольством в империи Нанда и выдвинулись в число наиболее влиятельных людей в империи. Чандрагупта был, вероятнее всего, вождем этого клана.

Начало деятельности Чандрагупты. Мы не располагаем достоверными сведениями о ранних годах жизни Чандрагупты. О нем говорится, что он вырос среди охотников, пастухов и дрессировщиков павлинов. Плутарх пишет: «Андро-коттус, будучи очень молодым, увидел Александра, и сообщают, что впоследствии он часто говорил, что Александр был на грани превращения в господина всей страны оттого, что на тогдашнего правителя смотрели с ненавистью и презрением из-за его распутства и низкого происхождения». Возможно, что Чандрагупта посетил Александра, стремясь заручиться его поддержкой для свержения династии Нанда. Согласно Юстину, другому греческому автору, Александр приказал убить этого храброго молодого человека за смелость его речи, но тот спасся, поспешно бежав. Это был не какой-нибудь Амбхи, выпрашивающий себе благосклонность и подачки и зависящий от милости победителя.

Завоевания Чандрагупты. После бегства из лагеря Александра Чандрагупта установил связь с Чанакьей (Каутильей), ловким брахманом из Таксилы, который был оскорблен правителем из династии Нанда. Они собрали войско на средства, которые дал им клад, найденный в лесу, в горах Виндхья. Правитель династии Нанда потерпел поражение в битве, которая, по преданию, закончилась массовым избиением. Таким образом, Чандрагупта сделался правителем Магадхи, повидимому, в 324 году до н. э. Впоследствии он разгромил ставленников Александра и покончил со всем тем, что еще оставалось от греческого господства в Пенджабе.

Постепенно он завоевывал и другие части Индии. Плутарх говорит: «Андракоттус... пересек Индию с армией в 600 тысяч человек и завоевал всю страну». Согласно данным древнего тамильского источника, первый правитель из династии Маурья достиг нынешнего округа Тинневелли в Мадрасском президентстве. Более поздняя надпись в Майсуре свидетельствует о власти Чандрагупты над северным Майсуром. Возможно, что он завоевал значительную часть территории Индии, расположенную к югу от гор Виндхья. На западе он завоевал Сураштру (Катхьявар), что доказывает наскальная надпись Рудрадамана в Джунагадхе.

К концу своего царствования Чандрагупта вступил в конфликт с Селевком, прозванным Никатором (Победителем), который был тогда правителем Западной Азии. Селевк—один из военачальников Александра, поделивших владения этого великого завоевателя вскоре после его преждевременной смерти. Селевк расширил свои владения от Средиземного моря до Инда. После этого он, естественно, попытался вернуть те индийские провинции, которые завоевал Александр, и здесь столкнулся с Чандрагуптой Маурья. Говорят, что Селевк пересек Инд для того, чтобы воевать с Чандрагуптой, но в конце концов он установил с ним дружественные отношения, скрепленные династическим браком. Территория, которую уступил Селевк, включала местности: Ария, Арахозия, Гедрозия и Паропанисады, то есть Герат, Кандагар, Белуджистан и Кабул. Взамен Селевк получил 500 боевых слонов. Ко двору Маурья был послан греческий посол Мегасфен. Мир, заключенный на столь благоприятных для Чандрагупта условиях, естественно, наводит на мысль, что Чандрагупта был победителем. Однако после разрешения этого спора оба правителя долгое время оставались союзниками, и эта политика дружбы между Селевкидами и династией Маурья продолжалась в течение ряда последующих царствований.

Смерть Чандрагупты. Согласно джайнским преданиям, Чандрагупта принял джайнизм, отрекся от трона и покончил жизнь самоубийством в Сраван Бенголе (Майсур) традиционным для джайнов способом — уморил себя голодом. Чандрагупта умер около 300 года до н. э., на двадцать четвертом году своего царствования.

Мегасфен. О Чандрагупте в индийской истории осталось впечатление как об удачливом завоевателе и великом администраторе. Наши данные о его административной системе почерпнуты из трех источников: из фрагментов Мегасфена, из «Артхашастры» Каутильи и из надписей Ашоки.
Мы уже говорили, что Селевк направил своего посла Мегасфена ко двору Маурья. «Когда он выполнял свою миссию или миссии и как долго он находился в Индии, нельзя установить». Меньше сомнений существует относительно того, какие именно части Индии он посетил. Он пересек Кабул и Пенджаб и достиг Паталипутры, путешествуя по «царской дороге». Других частей Индии он не видел. О долине нижнего течения Ганга посол знал только понаслышке и по сообщениям других. Он составил описание Индии, которое сохранилось лишь в виде цитат в произведениях более поздних греческих авторов, его собственное произведение не сохранилось.

Большинство классических автороз «считало Мегасфена одним из тех писателей, которые более всего были склонны ко лжи и менее всего достойны доверия». Он записывал совершенно невероятные чудеса, у него почти не было критического чутья, и его легко было ввести в заблуждение неправильными сведениями. Мегасфен не знал индийских языков, но он оставил нам, безусловно, достоверные сведения относительно того, что видел сам. Его описание города Паталипутры, в котором он жил, дворца Чандрагупты, который он должен был сам видеть, имперского двора и военного лагеря, которые он, по всей вероятности, посещал много раз, может быть без колебания принято как подлинна историческое описание. Более того, во многих отношениях его описание системы управления соответствует описанию, данному Каутильей.

Город Паталипутра. Согласно Мегасфену, Паталипутра была самым большим городом Индии и имела 9,5 мили в длину и 13/4 мили в ширину; она была, окружена широким рвом и защищена стеной с 570 башнями и 64 воротами. В империи Маурья имелось много городов. Те, которые были расположены на берегах рек или моря, строились из дерева, а те, которые находились на возвышенностях, строились из кирпича и извести.
Дворец Чандрагупты вызывал восторг у греков, которые заявляли, что даже дворцы великих царей Ирана в Сузах или Экбатане не могли сравниться. с ним. В парках дворца Маурья содержались ручные павлины и фазаны. Там были тенистые рощи и лужайки, обсаженные деревьями. Дворец был построен из дерева. Он, вероятно, находился вблизи нынешней деревни Кумрахар, возле Патны. Ряд европейских ученых обнаружил следы персидского влияния в конструкции дворца Чандрагупты. Но мнение этих ученых не является общепринятым.

«Семь каст». Мегасфен, повидимому, разделил население Индии на семь
«каст»:
1) «философы», которые «количественно уступали другим группам населения, но что касается достоинства, то превосходили всех других»;
2) земледельцы, «защищенные от всякого вреда, поскольку считалось, что они приносят
пользу обществу»;
3) пастухи и охотники, «которые не селились ни в городах, ни в селах, а жили в шалашах»;
4) ремесленники, с которых «не только не взимались налоги, но которые даже получали материальную поддержку из казны правителя»;
5) воины, которые содержались за счет правителя;
6) «надсмотрщики», которые «вникали во все и наблюдали за всем, что происходило в Индии, и докладывали правителю»;
7) «советники и наблюдатели», которые «занимались общественными делами». Это перечисление «каст» не может противоречить ортодоксальной индусской теории о четырех кастах. Мегасфен был,, повидимому, лишь «поверхностно знаком с индийской системой каст, а именно их функциями и происхождением». Вероятно, кастовое разделение становилось все более строгим в период Маурья, поскольку Мегасфен говорит, что никто не мог вступить в брак с человеком не своей касты или заняться каким-либо делом или ремеслом, кроме предписываемого кастой.

Характер индийцев. Мегасфен свидетельствует о бережливости и честности индийцев его времени: «Все индийцы ведут строгий образ жизни, особенно находясь в военном лагере... Кража—очень редкое явление... Они пьют вино только во время жертвоприношений». Мы не можем считать правильным его утверждение о том, что у индийцев не было писаных законов, поскольку они якобы не умели писать. У нас имеются определенные свидетельства того, что искусство-письма было хорошо известно во времена династии Маурья. Следующий отрывок, основанный на сведениях Мегасфена, дает, вероятно, идеализированную, картину: «Несложность законов и договоров у них (то есть индийцев) подтверждается тем, что они редко обращаются в суд. Они не ведут никаких тяжб относительно залогов и задатков; они не требуют также ни печати, ни свидетелей; они дают задаток и доверяют друг другу. Свои дома и имущество, они обычно оставляют без всякой охраны». Это утверждение противоречит данным «Артхашастры».

Рабство. Согласно Мегасфену, «все индийцы—свободные люди, и ни один из них не является рабом». Однако существование рабства подтверждается как литературными, так и эпиграфическими данными. Возможно, Мегасфен не был знаком с этим фактом, поскольку рабство в Индии носило мягкий характер и не было столь широко распространено, как у греков.

Система управления. Согласно Мегасфену, имелось две группы высших гражданских чиновников: агораноми (которые управляли сельской местностью) и астиноми (которые управляли столицей). Функции первой группы чиновников описываются следующим образом: «Некоторые ведают реками, измеряют землю, как это делается в Египте, и наблюдают за временными плотинами, с помощью которых вода направляется из главных каналов в их ответвления, следя за тем, чтобы каждый был в равной степени обеспечен водой. В обязанности этих же людей входит наблюдение за охотниками, и им дано право награждать и наказывать охотников в зависимости от того, чего они заслуживают. Они собирают налоги и наблюдают за тем, как ведутся сельскохозяйственные и другие работы в деревне, например они следят за работой дровосеков, плотников, кузнецов и рудокопов. Под их руководством сооружаются дороги, и через каждые 10 стадий они устанавливают столб для обозначения боковых дорог и расстояний».

Чиновники, в обязанности которых входит управление столицей, подразделялись на б групп, из пяти человек каждая. Члены первой группы наблюдали за промыслами и ремеслами; члены второй—заботились о чужеземцах; члены третьей—занимались регистрацией рождений и смертей, делая это в фискальных целях; члены четвертой—регулировали розничную торговлю, устанавливали меры и веса; члены пятой—наблюдали за торговлей готовыми товарами; члены шестой группы собирали налог в размере «десятой части стоимости проданных товаров». Вместе эти шесть групп «ведали как своими особыми делами, так и делами, представлявшими интерес для всего общества, например своевременным ремонтом общественных зданий, установлением цен, рынками, портами и храмами».

Обязанности, которые Мегасфен приписывает группе агораноми, соответствуют обязанностям, которые «Артхашастра» устанавливает для должностных лиц самахартри, а функции астиноми могут быть отождествлены с функциями нагарадхьякша Каутильи.

Уголовное право. Мегасфен говорит о наказании преступников путем нанесения увечий: «У человека, давшего ложные свидетельские показания, отрубают ноги и руки. Человеку, который искалечил другого человека, не только отрубают ту же часть тела, но также отрезают руку. Если его преступление привело к потере работником руки или глаза, то его осуждают на смерть». «Артхашастра» также признает увечье как меру уголовного наказания за уголовное преступление.

Армия. Мегасфен упоминает также о третьей группе высших чиновников— о тех, которые ведали военными делами. Их можно отождествить с баладхьякшами «Артхашастры». Согласно Мегасфену, эта группа также делилась на шесть подгрупп, каждая из которых имела пять членов и ведала каким-либо родом войск: флотом, интендантской службой и транспортом, пехотой, конницей, военными колесницами и слонами. Армия была постоянной армией, а не сборищем отдельных вассальных контингентов. По оценке Плутарха, она насчитывала 600 тысяч человек.

«Артхашастра». «Артхашастру» обычно приписывают Каутилье Вишнугупте (Чанакье), который, согласно индийскому преданию, помог Чандрагупте свергнуть династию Нанда и впоследствии стал его министром. Но вопрос об авторстве и о времени написания этого важного труда пока не решен. Хотя предание настойчиво приписывает его Каутилье, в самом этом произведении имеется много данных, свидетельствующих о том, что оно было написано в более позднее время. Правительство, о котором идет речь в «Артхашастре»,—это правительство небольшого государства, между тем Чандрагупта правил огромной империей. Упоминание в «Артхашастре» о китайском шелке говорит, повидимому, о том, что это произведение было написано в период после падения империи Маурья, поскольку во времена этой империи Индия не имела никаких связей с Китаем. «Примечательным является также факт употребления санскрита в качестве официального языка, что не было характерным для эпохи Маурья». По этой и другим причинам многие ученые считают, что «Артхашастра» в ее нынешней форме не была написана в период империи Маурья, но, независимо от того, является ли весь этот трактат или часть его работой Чанакьи или нет, в этом произведении описываются условия жизни общества и социальные институты, которые были распространены в период империи Маурья. Поэтому мы можем использовать его, как источник сведений об административной системе Маурья. Эти сведения дополняют и подкрепляют данные, которые могут быть получены из работ греческих писателей и надписей Ашоки.

Центральное правительство. Правитель, естественно, был главой государства. Он играл очень важную роль в управлении. Каутилья говорит, что правитель должен быть энергичным и бдительным. Он обязан выставлять стражу, следить за отчетами о доходах и расходах, наблюдать за делами как горожан, так и сельских жителей, следить за назначением высших должностных лиц, давать письменные распоряжения собранию своих советников и получать от них советы в письменной форме, получать секретную информацию от шпионов, устраивать смотры слонам, коннице, колесницам и пехоте и вместе с главнокомандующим обдумывать планы военных операций. Каутилья настаивает также на том, чтобы правитель занимался своим образованием и тратил известное время на размышления. Более всего он подчеркивает обязанности правителя как судьи: «Находясь в суде, oн никогда не должен заставлять просителей ждать у дверей». Говоря о законодательных функциях правителя, мы должны отметить, что Каутилья включает раджасасака (правительственные указы) в число источников права1. Указы Ашоки служат иллюстрацией к этой законодательной деятельности правителя. Имеются также свидетельства греческого источника о том, что правитель вел очень деятельный образ жизни: «Он остается там за этими занятиями в течение всего дня, не допуская, чтобы его прерывали даже тогда, когда наступает время позаботиться о его собственной персоне».
---------------------------------
1 Согласно Каутилье, четырьмя опорами права являются: дхарма (священное право), вьявахара (доказательство, свидетельство), чаритра (история или традиция) и раджасасака (правительственный указ).

Поскольку обязанности суверена можно осуществлять только с чьей-либо помощью, правитель, естественно, должен был иметь советников и прислушиваться к их мнению. Мегасфен называет их «советниками и наблюдателями». Каутилья указывает на существование двух видов «советников»—мантрины и аматья. Мантрины были высокопоставленными «советниками», которые упоминаются в надписях Ашоки под названием махаматры. Существовал также мантршгаришад (собрание советников), который играл очень важную роль в государстве Маурья. Его члены не могут быть отождествлены с мантринами, первые занимали менее значительное положение. Правитель советовался с ними, когда необходимо было принимать какие-либо экстренные меры. Число советников в этом собрании зависело от нужд растущей империи. Указы Ашоки также подтверждают существование мантрипаришада. Аматья были исполнительными и судебными должностными лицами империи.

Должностные лица. Помимо мантринов, мантрипаришада и аматья, существовала также другая категория должностных лиц, которая играла очень важную роль в административной системе. Это были адхьякши (управляющие), которых греческие авторы называют магистратами (они ведали как сельскими местностями, так и столицей). В «Артхашастре» отмечаются обязанности 32 управляющих различными сферами государственной жизни (например, казначейством, рудниками, монетным двором, пошлинами, кораблестроением, скотоводством, конницей, колесницами, тюрьмами, портами и т. д.). Некоторые из этих управляющих могут быть отождествлены с упоминаемыми Мегасфеном должностными лицами, которые ведали военными делами. Одни из них были подчинены самахартри, другие—саннидхатри, третьи находились под началом сенапати (главнокомандующего).

Судебная система. Высшим судом был суд самого правителя. Существовали также и другие суды, описываемые в «Артхашастре». «В городах, санграхана, дронамукха и стхания и в местах на границах отдельных округов три должностных лица, знакомые со священным правом, и три советника правителя должны отправлять правосудие». Стхания является центром 800 деревень, дронамукха—400 деревень и санграхана—центром 10 деревень. Мелкие дела в деревнях решали грамика (избранные деревенские чиновники), а также деревенские старшины. Греческие авторы упоминают о судьях, которые заслушивали дела, относящиеся к чужеземцам. Мы уже говорили о свидетельстве Мегасфена относительно строгости уголовного кодекса.

Управление провинциями. Империя Маурья была разделена на ряд провинций. Точное число провинций во времена Чандрагупты неизвестно. Во времена Ашоки было, по крайней мере, пять провинций с центрами в Таксиле (Уттарапатха), Удджайне (Авантираттха), Суварнагири (Дакшинапатха), Тосали (Калинга), Паталипутре (Прачья). Пограничные провинции управлялись кумарами (членами правящей династии). Существовали районы с автономным управлением и города с демократическим управлением. Каутилья упоминает о сангхах (объединениях воинов) Камбоджи и Сураштры.

Шпионаж. Описанная в «Артхашастре» весьма эффективная разведывательная служба обеспечивала, вероятно, достаточно полный контроль за деятельностью администрации провинций. Каутилья разделяет тайных агентов на две группы: самстхах (агенты-резиденты) и санчарах (путешествующие тайные агенты).

Государственные доходы. Доля правителя в урожае (бхага) обычно достигала шестой части, но иногда она повышалась до четверти или снижалась до одной восьмой части урожая. Материалы греческих источников говорят о том, что земледельцы должны были платить дополнительный налог, помимо четверти урожая, поскольку «вся Индия является собственностью короны и ни одно частное лицо не имеет права владеть землей». В городах правитель взимал налоги при рождении и смерти, брал штрафы и торговую десятину.

Дух системы управления империи Маурья. «Артхашастра» дает нам представление о политической системе, которая «беспощадна в своих принципах». Император, его армия, его бюрократический аппарат, его отличная административная организация, его сыновья, наделенные властью и занимающие положение наместников в отдаленных провинциях, хорошо организованная система шпионажа—все это раскрывает перед нами картину всеохватывающего деспотического правления.

Биндусара. Биндусара, сын и преемник Чандрагупты, правил приблизительно с 300 по 273 год до н. э. Его прозвище Амитрагхата (убийца недругов) указывает, повидимому, на то, что он был могущественным правителем. Либо Чандрагупта, либо Биндусара завоевал значительную часть Индии, лежащую за горами Виндхья, поскольку Ашоке принадлежит только одно завоевание— покорение Калинги, а между тем владения Ашоки простирались к югу вплоть до реки Пеннар. В период правления Биндусары произошло грозное восстание в Таксиле, но мятежники сдались, после прибытия наследника—Ашоки.

Биндусара поддерживал дружественные отношения на началах равноправия с эллинистическими державами. Правитель Сирии направил к его двору посла по имени Деймах. От Птолемея Филадельфа—правителя Египта— в Индию также прибыл посол по имени Дионисий, который вручил верительные грамоты либо Биндусаре, либо Ашоке. Один греческий чиновник из империи Селевкидов направился в индийские моря для сбора географических материалов. Политические отношения, повидимому, породили культурные связи. Говорят, что Биндусара попросил правителя Сирии Антиоха I прислать ему мудреца-софиста.

Начало деятельности Ашоки. Преемником Биндусары был его сын Ашока. Он взошел на престол около 273 года до н. э., но его коронация произошла спустя четыре года, то есть в 269 году до н. э. Для объяснения этой задержки было создано предание, основанное на цейлонских хрониках и утверждающее, что Ашока вел борьбу со своим отцом и убил его. Мы не можем доверять легендам, если нет достоверных данных, подтверждающих их. Никаких определенных сведений о первых четырех годах правления Ашоки у нас нет. Эти годы являются «одной из темных линий в спектре индийской истории».

Завоевание Калинги. Ашока, или Деванампия Пиядаси, как он именует себя в указах, следовал имперской политике распространения своей власти внутри Индии. Эту политику он воспринял от своих предшественников. Калинга, составлявшая часть империи Нанда, после падения династии Нанда установила, вероятно, свою независимость и, если можно верить свидетельству греческих источников, являлась во времена Чандрагупты независимым государством. Ашока завоевал ее спустя 8 лет после своей коронации. Правитель Калинги имел огромную армию, и Ашоке было весьма трудно победить его. В своем указе XIII, высеченном на скале, он говорит: «150 тысяч человек были пленены, 100 тысяч были убиты и во много раз большее число людей погибло». Эта завоеванная территория была преобразована в новую провинцию с центром в Тосали (округ Пури). Присоединением Калинги закончилась эра военных завоеваний, начатая во времена Бимбисары.

Размеры империи Ашоки. Размеры империи Маурья во времена Ашоки могут быть почти точно установлены. На северо-западе она простиралась вплоть до границ империи Антиоха II Сирийского и включала современные Афганистан, Белуджистан, Синд, а также территории соседних племен. Ионы, Камбоджи и гандхары из северо-западного пограничного района были зависимыми племенами. Тот факт, что в империю Ашоки входил Кашмир, доказывается свидетельством Сюань Цзана, а также произведением Калханы «Раджа-тарангини». Доказательством того, что в империю входили непальские тераи, служит надпись на столпе Ашоки в Румминдее. В наскальном указе XIII Ашока перечисляет свои пограничные районы в определенном порядке и в этой связи упоминает о набхапамти из Набхака, которые населяли район тераи. На востоке владения Ашоки простирались, повидимому, до Брамапутры. Сюань Цзан видел ступы1 Ашоки возле Тамралипти (южная Бенгалия) и Пундравард-ханы (северная Бенгалия), но в его время не существовало памятников Ашоки в Камарупе (Ассам). На юге граница империи Маурья проходила по реке Пеннар, и в указе XIII Ашока упоминает в качестве пограничных с ним государств тамильские державы Дальнего Юга (Чера [Керала], Чола, Пандья и Паллава). На юге было несколько племен, плативших дань, например племена андхра, бходжа, пулинда и раштрика. На западе империя Ашоки простиралась до-Аравийского моря, а Яванараджа Тушаспха, вассал Ашоки, правил Сураштрой.
------------
1 Сооружения буддийского культа—своего рода часовни или памятники.—Прим. ред.

1- Территория империи Ашоки (приблизительно).
2 -Места, где были найдены надписи Ашоки.


Ашока как буддист. Война с Калингой должна рассматриваться как одноиз крупнейших событий во всемирной истории. Ужасы и кровь, пролитая во ремя этой кампании, произвели глубокое впечатление на Ашоку. Он говорит в одном из своих указов: «Итак, Его Священное Величество почувствовал угрызения совести в связи с покорением Калинги, потому что завоевание страны, которая была прежде независимой, предполагает гибель, страдания людей и увод их в плен. Это вызывало у Его Священного Величества печаль и сожаление... Если бы даже сотой или тысячной доле того числа людей, которое было истреблено, погибло или попало в плен в Калинге, пришлось подвергнуться той же участи, то это теперь вызвало бы великое сожаление Его Священного Величества». Ашока стал исповедовать буддизм, но сохранил полное уважение к людям других сект. Он называл самого себя Деванампия (возлюбленный богов). Ашока столь же терпимо относился и к брахманам. Он преподнес также дорогие подарки монахам-адживикам1. В одном из его указов говорится: «Правитель уважает людей всех сект».

Ашока придавал большое значение ревностному выполнению дхармы, или закона благочестия. Он следующим образом описывает дхарму: «Нужно слушаться отца и мать; нужно одинаково уважать все живые существа; нужно говорить правду—вот добродетели закона долга». В другом месте он говорит: «Достоинством является послушание отцу и матери; достоинством является щедрость к друзьям, знакомым, родственникам, брахманам и аскетам; достоинством являются малые расходы и малые накопления». Таким образом, вместо того чтобы подчеркивать значение догм и теологических тонкостей, Ашока настаивает на соблюдении ряда простых добродетелей. Поэтому некоторые считают, что мораль, которую он утверждал, была общей для всех индийских религий- Рис Девидс указывает, что дхарма ни в коем случае не является религией и означает в этой связи лишь указание на то, как человек добродетельный должен вести себя и как разумный человек себя ведет. Дхарма не имеет никакого отношения к вопросам религии и теологии. Дхарма, естественно, подразделялась на три части: 1) что правильно для мирян; 2) что правильно для странника; 3) что правильно для тех, кто вступил на путь артхи [стал буддийским монахом.—Ред.]. Дхарма, которую проповедовал Ашока, соответствовала первой из этих трех частей; это была обычная, принятая в Индии для мирян дхарма, но в той форме и с такими изменениями, которые придали ей буддисты. Поэтому дхарма, проповедуемая в указах Ашоки, не может быть правильно понята вне связи с буддизмом.
------------------------
1-Одна из сект джайнов.—Прим. ред.

Миссионерская деятельность Ашоки. Ашока принимал различные меры для распространения установлений дхармы в своей империи и за ее пределами. По его приказу эти установления высекались на несокрушимых скалах и каменных колоннах. Места для этой цели были тщательно подобраны, а сами надписи составлялись на местных диалектах. Они отличались особым стилем и отражали глубокие личные переживания. Ашока назначил также новую группу должностных лиц, называемых дхарма-махаматра, и включил в число их обязанностей «дела, касающиеся Закона, установление Закона и раздачу милостыни». Сам правитель империи также предпринимал путешествия с благочестивыми целями в те места, где прежде он искал наслаждений и где раньше охотился. Эти поездки правителя, очевидно, способствовали распространению дхармы.

После покорения Калинги Ашока отказался от традиционной политики дигвиджаи [завоевания мира.—Ред.] и принял в качестве своего идеала дхармавиджаю[распространение дхармы.—Ред.]. В указе IV он говорит, что «вместо поклонения барабанам войны наступило поклонение дхарме». В соответствии с этим новым идеалом он не делал никаких попыток присоединить к своей империи пограничные государства как в Индии, так и вне ее пределов. Вместо того чтобы посылать солдат, он посылал миссионеров.

Поскольку Ашока придавал такое большое значение своей политике дхармавиджаи, мы должны отметить результаты его миссионерской деятельности. «В его понимании дхармавиджаи [завоевания с помощью распространения буддизма.—Ред.] ударение падает на дхарму [нравственный закон буддизма.— Ред.], а виджая [завоевание.—Ред.] становится лишь метафорой и перестает быть реальностью». В наскальном указе XIII он заявляет, что благодаря дхарме он добился побед не только по всей своей империи, но также и в соседних государствах—в Сирии Антиоха Теоса, в Египте Птолемея Филадельфа, в Киренаике Магаса, в Эпире (Коринфе) Александра. К этому прибавлено также: «Даже там, куда не проникают посланцы Его Священного Величества, даже там люди, услышав об указе Его Священного Величества, основанном на Законе благочестия, и о его указаниях о том, как соблюдать этот Закон, следуют и будут следовать этому Закону». Нет никакого сомнения в том, что буддизм достиг известного успеха в Западной Азии, хотя мы не располагаем никакими доказательствами того, что он получил какое-либо распространение среди греков.

Цейлонские хроники «Махавамса» и «Дипавамса», написанные несколько веков спустя после царствования Ашоки, упоминают миссионеров, посланных им на Цейлон и в Суварнабхуми (нижнюю Бирму). Миссия, направленная на Цейлон под руководством сына Ашоки, Махендры, имела полнейший успех, и в течение длительного царствования Тиссы буддизм одержал полную победу на Цейлоне.

Отношения Ашоки с буддийской церковью. Ашока проповедовал согласие между различными сектами. Однако дела буддийской церкви, естественно, вызывали у него особый интерес. В одном из своих указов он говорит о расколе буддийской церкви как о смертном грехе. Ашока принял меры для поддержания единства церкви и для предотвращения раскола. Согласно преданию, на семнадцатом году своего царствования он созвал буддийский совет в Паталипутре, имея в виду подавить ересь и установить подлинно буддийские доктрины. Говорят, что он вступил в сангха [организация буддийского духовенства.—Ред.]. И Цзин, китайский путешественник, видел изображение Ашоки в одеянии буддийского монаха. Отношения Ашоки с сангха были дружественными и сердечными. Он заслужил прозвище «сородича по вере». Но предание преувеличивает его расходы на религиозные сооружения. «По преданию, он трижды дарил и снова выкупал Джамбудвипу [т. е. всю Индию.—Ред.]. В это трудно поверить, поскольку он был правителем империи, хорошо сознававшим ответственность своего особого положения».

Влияние буддизма на внешнюю политику и внутреннее управление Ашоки.
Мы уже упоминали о том, как принятие Ашокой буддизма привело к коренному изменению его внешней политики. Вместо попыток присоединить пограничные государства на Дальнем Юге—Чола, Пандья.Сатьяпутра и Кералапутра—он поддерживал с ними дружественные отношения. Ашока продолжал также старую политику дружбы со своим сирийским соседом.

Что касается его внутренней политики, то здесь также заметны изменения. Он предал проклятью обычай принесения в жертву живых существ, насилие над живыми существами, оскорбительные самаджа (массовые попойки) и недостойное поведение. Ашока придерживался принципа ахимсы [непричинение зла живым существам.—Ред.] и майтри [мирной политики.—Ред.]. Он стремился улучшить духовные и материальные условия жизни своего народа путем административных реформ и простыми назиданиями о следовании дхарме. Ашока надеялся положить конец дурному правлению отдаленными провинциями. Административные новшества, введенные им, предусматривали объезды страны раз в три года или раз в пять лет высокими должностными лицами, такими, как юта, раджука, прадешика и махаматра. Тогда как другим должностным лицам предписывалось вовремя этих поездок читать проповеди, махаматры должны были пресекать неправильное отправление правосудия и злоупотребление властью в отдаленных провинциях. Новая группа чиновников, называемых дхарма-махаматра, распространяла дхарму; одновременно она занималась и такими важными административными вопросами, как, например, пересмотр приговоров, смягчение наказания и т.д.

Ашока стремился обеспечить благосостояние людей и охрану животных. Он издал ряд правил, которые ограничивали убой и увечье животных. Указ V, начертанный на колонне, содержит свод правил, направленных против убоя животных. Эти правила согласуются с ограничениями, приводимыми в «Артхашастре». Ашока, вероятно, придал силу этим ограничениям. При нем строили больницы для людей и лечебницы для животных, сооружали колодцы, высаживали деревья баньян и манговые рощи. В соответствии с новой политикой правительства большое значение придавалось раздаче милостыни, и получала поддержку любая благотворительная деятельность. «Важное значение энергичных действий правителя не было новостью... Не новой была также идея ответственности правителя за нравственность своего народа, но Ашока придал этим принципам новую силу и направление, призвав всех участвовать в его энергичной деятельности и сосредоточив все внимание на моральном усовершенствовании как средстве достижения счастья в настоящей и будущей жизни».

Оценка деятельности Ашоки. Период правления Ашоки считается «одной из самых ярких интерлюдий в тревожной истории человечества». Со своей победоносной армией и эффективным аппаратом управления этот в высшей степени способный правитель легко мог завершить покорение Дальнего Юга и вступить на путь дальнейших завоеваний вне Индии. Александр повернул вспять от Тифазиса, потому что он вынужден был сделать это, и он гневался на судьбу за то, что она подарила своему избраннику лишь ограниченный успех. Цезарь повернул вспять на Темзе, Рейне, на Дунае и на Евфрате, потому что ему нужно было упрочить границы. Ашока легко мог осуществить идею объединенной Джамбудвипы или лелеять планы установления безграничного мирового господства, но там, где другие думали и побеждали, он сначала побеждал, а потом смотрел, что означала его победа. Снисходительность и терпимость этого сильного человека—единственный в своем роде пример в истории.

Этот воин и государственный деятель способствовал также превращению местной секты в одну из величайших религий мира. Но он не был ни догматичен, ни нетерпим; он смотрел на все вопросы с широкой, общечеловеческой точки зрения. Некоторые считают, что миссии, разосланные Ашокой, оказали сильное благотворное влияние, не меньшее, чем любое другое благоприятное событие в мировой истории. Его благодеяния были источником вдохновения даже во времена Говиндачандры из династии Гахадавала».

Этот великий проповедник ненасилия, горячие слова которого о несчастьях и разрушениях, приносимых агрессивными войнами, до сих пор звучат в наших ушах, к сожалению, не мог помешать миру следовать своим путем. Как говорят иногда, его пацифизм, вместо того чтобы изменить ход мировой истории, ослабил империю Маурья. Мы не знаем, что произошло с большой и могущественной армией, созданной Чандрагуптой. Смолкли звуки военного барабана. Была запрещена охота. Даже дикие племена слышали только мягкую проповедь дхармы. Ашока умер в 232 году до н. э. или около этого времени. В течение четверти столетия упадок могущества Маурьев стал очевидным. Быстро шел процесс распада империи, ускоренный греческими вторжениями.

Но следует помнить, что Ашока не был мечтателем, неспособным к практической деятельности. Несмотря на свой идеализм, он умел смотреть в глаза действительности. «Он убеждает своих последователей, чтобы они шли путем дхармавиджаи, призывает людей изучать дхарму и жить согласно ее установлениям, но он не был уверен в том, что они примут его совет и будут вести именно такой образ жизни; поэтому он добавляет, что если, несмотря на его увещевания, военные завоевания будут все же привлекать их, то они должны быть мягкими и милостивыми при осуществлении своих планов и никогда не терять из виду целей подлинного [нравственного.—Ред.] завоевания. Ашока не уклонялся также от решения практического вопроса о применении силы и того, в каких пределах это необходимо для обеспечения уважения к закону и порядка, без чего невозможна жизнь общества». Он был практическим государственным деятелем, и утверждения о том, что в падении империй Маурья повинен его пацифизм,—не более чем правдоподобная догадка.

Надписи Ашоки. Рассматривая надписи Ашоки в хронологическом порядке, их можно подразделить на восемь групп. Они встречаются почти по всей Индии. Это дает нам возможность правильно определить размеры владений Ашоки. Язык надписей—диалект, близкий литературному санскриту и пали. Обычно употреблялись письмена брахми, но в двух вариантах «Четырнадцати указов», высеченных на скале, использован алфавит кхароштхи.

1. Два Малых наскальных указа. Первый из них имеет значение для истории самого Ашоки, второй—содержит основные положения дхармы. Они относятся, вероятно, к 257 году до н. э. Эти указы были найдены в Сахасраме (округ Шахабад, Бихар), Рупнатхе (округ Джаббалпур, Мадхья Прадеш), Байрате (княжество Джайпур, Раджпутана), Сиддапуре, Джатинга-Рамешваре и Брах-магири (округ Читалдруг, Майсур), Маски (округ Райчур, Хайдерабад), Еррагуди (округ Карнул, штат Мадрас) и Копбал (в Хайдерабаде). Указ, находящийся в Маски,—единственный, в котором упоминается собственное имя правителя (Ашока), другие надписи дают нам только его прозвище (Пиядаси).

2. Указ Бхабру. В нем приводятся важные отрывки из буддийских священных текстов, и таким образом подтверждается, что Ашока действительно принял буддизм. Указ относится примерно к тому же времени, что и два Малых наскальных указа.

3. Четырнадцать указов, начертанных на скале. В них излагаются принципы правления Ашоки и его этической системы. Они относятся примерно к 257 году до н. э. Эти указы были найдены в следующих местах: Шахбазгархе (округ Пешавар, Северо-Западная Пограничная провинция), Маншере (округ Хазара, Северо-Западная Пограничная провинция), Калси (округ Дера-Дун, Уттар Прадеш), Гирнаре (возле Джунагадха в Катьяваре), Сопаре (округ Тхана, штат Бомбей), Дхаули (округ Пури, Орисса), Джаугаде (возле Ганджами, Орисса) и Еррагуди (округ Карнул, штат Мадрас).

4. Указы в связи с войной в Калинге. В них изложены новые принципы управления, установленные после войны с Калингой. В них говорится также об отношении к пограничным племенам. В тех четырнадцати указах, начертанных на скале, которые были найдены в Дхаули и Джаугаде, эти два
указа заменяют указы XII и XIII.

5. Пещерные надписи в Барабарских холмах (округ Гайя, Бихар). Надписи в трех пещерах посвящены монахам-адживикам, которые были предшественниками джайнов-дигамбаров. Эти надписи должны быть отнесены к периоду между 257 и 250 годами до н. э.
(
6. Надписи на колоннах в непальских тераи, начертанные на столпах, один из которых находится в Румминдее, месте рождения Будды, а другой— в Нигливе. Они были воздвигнуты в 249 году до н. э. В них Ашока также заявляет о своей верности Буддам прежних времен.

7. Семь указов, начертанных на колоннах (относятся к периоду между 243 и 242 годами до н. э.). Они являются дополнениями к наскальным указам, подкрепляют и повторяют их наставления. Столпы с наиболее значительными надписями Ашоки найдены теперь в Дели, Аллахабаде, Лаурия-Арарадже, Лаурия-Нандангархе и Рампурве (все в округе Чампаран, Бихар).

8. Четыре Малых указа на колоннах (относятся к периоду между 242 и 232 годами до н. э.). Эти указы найдены в Аллахабаде, Санчи (княжество Бхопал) и Сарнатхе (около Бенареса).

Преемники Ашоки. Нам известны имена нескольких сыновей Ашоки: Кунала, Джалаука, Тивара. Мы знаем также имена трех его старших внуков: Дашаратха, Сампрати, Вигаташока. Очень трудно согласовать различные версии относительно того, кто и когда занимал трон империи Маурья после смерти Ашоки. Несомненно, что последним императором Маурья являлся Брихадратха, который был убит своим военачальником Пушьямитрой, основателем династии Сунга, приблизительно в 187 году до н. э.
Причины падения империи Маурья. Империя Маурья постепенно пришла в упадок. Взгляды, согласно которым этот упадок был вызван воинственной брахманской реакцией на религиозную политику Ашоки, не выдерживают критики. В деятельности Ашоки не было ничего, что могло бы вызвать такую оппозицию. Нет никаких доказательств того, что все брахманы вообще выступали против Ашоки или кого-либо из его преемников. Государственный переворот Сунги был всего лишь династическим переворотом. Его легко объяснить тем, что в качестве главнокомандующего Сунга имел в своем распоряжении армию империи Маурья.

Если верить греческим источникам, Субхагасена воцарился как независимый правитель в долине реки Кабул задолго до падения Брихадратхи. Имеются также сведения, что Видарбха (Берар) тоже стал независимым. Когда великий Антиох Сирийский вторгся в Северо-Западную Индию в 206 году до н. э., процесс распада могущественной империи Маурья зашел уже далеко. Слабым преемникам Ашоки, как и преемникам Аурангзеба, была не под силу задача, стоявшая перед ними. В пограничных провинциях появились центробежные тенденции, а мощное государственное здание Чандрагупты и Ашоки было на краю гибели, когда Пушьямитра осуществил династический переворот. Он захватил только часть этой обширной империи.

Некоторые историки склонны приписывать падение империи Маурья влиянию учения ахимсы [непричинения зла живым существам.—Ред.], принятому Ашокой в качестве государственной политики. Избегая войн и предписывая своим сыновьям и внукам следовать его политике, он, мол, подавил тот воинственный дух, благодаря которому возвысилась Магадха, и подорвал мощь той армии, которая была опорой империи. При умозрительных рассуждениях это, может, и справедливо, но практически все происходило иначе, тут действовали другие разрушительные силы: обширные размеры империи, стремление к самоуправлению на местах, трудности сообщения и связи и дурное управление далекими-провинциями.

Так исчезла первая великая индийская империя, благодаря которой Индия в течение века сохраняла единство, защищаясь от могущественных врагов-чужеземцев, создала единую и действенную административную систему, пользовалась единым официальным языком (пракритом) для официальных целей и выработала нормы поведения, общие для религий всей Индии. Мир, установленный на обширной территории, открыл более широкие возможности для культурного развития. Это политическое и административное единство было утрачено с падением империи Маурья.

Автор: Павел Шварёв 12.10.2009, 20:28

Глава VII
ПОЛИТИЧЕСКАЯ РАЗДРОБЛЕННОСТЬ И ЧУЖЕЗЕМНЫЕ НАШЕСТВИЯ ПОСЛЕ ПАДЕНИЯ ИМПЕРИИ МАУРЬЯ


1. УПАДОК ГОСУДАРСТВА МАГАДХА


Пушьямитра Сунга. Пушьямитра Сунга (приблизительно 187—151 годы до н. э.), свергнувший династию Маурья и узурпировавший престол Магадхи, был, повидимому, брахманом. В те дни брахманы нередко меняли указку на меч. Пушьямитра правил империей значительно меньшей по размерам, чем обширная империя Ашоки. Владения Сунга простирались от Паталипутры до реки Нарбады и включали города Айодхья и Видиша. Вероятно, что Пушьямитра правил также Джаландхаром и Сиалкотом в Пенджабе. Повидимому, при беспорядках, последовавших за свержением династии Маурья, в Видарбхе (Берар) было образовано независимое государство. После успешной войны Пушьямитре удалось установить свой суверенитет над Бераром.

По мнению некоторых ученых, Кхаравела, правитель Калинги, вторгся в Магадху в период правления Пушьямитры Сунга и нанес ему поражение. Те, кто это утверждает, исходят из сомнительной интерпретации некоторых неясных отрывков из хатигумпхской надписи Кхаравелы. Вероятнее всего, Кхаравела не был современником Пушьямитры.

Великий грамматист Патанджали, современник Пушьямитры, упоминает о греческом вторжении в период его правления. Яваны [греки.—Ред.] вели осаду Сакеты (Айодхьи) и Мадхьямики (Нагари близ Читора). Они, повидимому, были отброшены армией Магадхи. Имя греческого захватчика не упоминается в индийской литературе; греческие источники также не дают ничего определенного, что помогло бы установить его личность. Некоторые современные авторы отождествляют его с Менандром, другие—с Деметрием.

Пушьямитра совершил два жертвоприношения ашвамедха1, возможно, в ознаменование победы над Видарбхой и яванами. Он был стойким приверженцем ортодоксального индуизма. Поздние буддийские авторы изображают его как гонителя буддизма, однако вряд ли можно этому верить.

Позднейшие Сунга. Пушьямитре наследовал его сын Агнимитра, герой драмы Калидасы «Малавика и Агнимитра». Во время правления своего отца он был наместником Видиши и вел войну против Видарбхи. О его преемниках имеется очень мало сведений. Один из них, Бхагабхадра, принял от современного ему греческого правителя Таксилы Антиалкида греческого посла по имени Гелиодор, который исповедовал религию бхагавата и установил в Беснагаре колонну Гаруде. Это свидетельствует о том, что бактрийские греки Северо-Западной Индии поддерживали дружеские отношения с индийскими правителями. Приверженность греческого посла к одной из индийских религий служит доказательством начинающегося подчинения греков индийской культуре.
-------------------
1 Приношение в жертву коня—самое большое жертвоприношение, являющееся привилегией правителей.—Прим. ред.

Династия Канва. Согласно Пуранам, Сунга правили в Магадхе в течение 112 лет. Примерно в 75 году до н. э. Девабхути, последний правитель династии Сунга, был убит своим министром Васудевой, который узурпировал трон и основал династию Канва, или Канваяна. Четыре правителя этой династии занимали престол в течение 45 лет.

Период правления Канва кончился примерно в 30 году до н. э. Очень трудно восстановить историю Магадхи со времени падения династии Канва до возникновения династии Гупта в IV веке н. э. Возможно, что Сатаваханы из Декана, бывшие, повидимому, преемниками Канва в восточной Мальве, в самой Магадхе не правили. Эпиграфические данные показывают, что некие «властители династии Митра» правили в Магадхе, но их отношение к Сунгам или Канвам неизвестно. Возможными преемниками «властителей династии Митра» в Паталипутре, равно как и в Матхуре, были саки «Мурунда» и сатрапы, которых в дальнейшем сменили Нага и Гупта.


2. ГОСУДАРСТВА ДЕКАНА


Династия Чета в Калинге. История Калинги после смерти Ашоки весьма туманна. Новая династия Чета (Чети) возникла в этом районе примерно в первом столетии до н. э. Наши сведения о ней основаны исключительно на Хатхигумпхаской надписи Кхаравелы, третьего правителя династии. Надпись была сделана на тринадцатом году правления Кхаравелы, и она даже не упоминает имен первых двух правителей династии, она не дает нам также никаких сведений о позднейших годах его жизни. Надпись не имеет даты, но одно специфическое выражение, употребленное в ней, показывает, что она была, видимо, сделана через 300 лет (или через 103 года) после Нандов. Можно поэтому считать, что расцвет Кхаравелы приходится на первое (или третье) столетие до н. э.

Из Хатхигумпхаской надписи мы узнаем, что ювараджа [молодой раджа, принц.—Ред.] Кхаравела вступил на трон Калинги, обученный различным искусствам и наукам, включая математику, право и финансы. Его столицей была Калинганагара. Кхаравела нанес поражение Сатакарни, одному из Сатаваханов, и подчинил себе ратхиков и бходжаков. Дважды он предпринимал походы в Северную Индию. Народ Магадхи был объят ужасом, и правитель Магадхи (имя которого точно не установлено) был вынужден склониться к его ногам. Он совершил также походы на юг и подчинил себе правителя пандьев. Последний период его кратковременного правления еще не изучен, мы не знаем также об истории Калинги непосредственно после смерти Кхаравелы.

Возвышение Сатаваханов Махараштры. Пураны содержат противоречивые предания о правителях из династии Сатаваханов Махараштры. Согласно одному преданию, они правили около четырех с половиной столетий. Некоторые современные ученые утверждают, что этому можно верить. Они относят начало владычества Сатаваханов к последней четверти III столетия дон. э., а окончание—к III веку н. э. Трудно согласиться с этой теорией, если учесть тот факт, что, согласно другому преданию Пуран, период правления Сатаваханов продолжался всего 300 лет. Правильнее исходить из третьего предания Пуран, по которому Симукха, основатель династии Сатаваханов, «получил землю после того, как окончательно сломил власть Сунга». Его правление следует поэтому отнести к первому столетию до н. э.
В Пуранах Сатаваханы именуются андхрами. Народ андхра жил в стране Телегу, между Годавари и Кришной. Он упоминается в ведической литературе, во фрагментах Мегасфена и в указах Ашоки. Имеются данные, свидетельствующие о том, что Сатаваханы не принадлежали к андхра. Они были, вероятно, брахманами с небольшой примесью крови племени нага. В своих эпиграфических сообщениях они неизменно называют себя Сатаваханами, и отсутствие слова андхра обращает на себя внимание. Наиболее ранние источники, где упоминаются Сатаваханы, найдены в Центральной Индии и в северном Декане, а не в стране Андхра. Имя андхра, вероятно, начало применяться к ним в более поздние времена, когда их политическая власть ограничивалась территорией в устье реки Кришны.

Сатакарни, третий правитель династии, укрепил свою власть, а его об-ширные завоевания подняли его престиж. Он завоевал восточную Мальву и совершил ашвамедха. Его столицей была Пратиштхана (современный Пайтхан на северном берегу Годавари, в Хайдерабаде). Сатакарни, может быть, следует отождествить с тем правителем из Сатаваханов, о котором упоминает Кдаравела, правитель Калинги.

Достоверные сведения о преемниках Сатакарни очень скудны. К концу первого столетия н. э. Кшахараты, из династии сакских сатрапов, правившие в Западной Индии, отобрали часть Махараштры у Сатаваханов. Последние, вероятно, отступили в южную часть своих владений.

Период расцвета государства Сатаваханов. Власть династии Сатаваханов была восстановлена Гаутамипутрой Сатакарни, который нанес поражение могущественному сакскому сатрапу Нахапана и сверг саков, яванов (греков) и пахлавов (парфян). Его владения распространялись не только на Махараштру и районы вокруг Пайтхана, но также и на северный Конкан, Катхиавар, Берар и Мальву. Однако нет прямых свидетельств того, что он правил страной Андхра и южной Косалой. Согласно данным некоторых современных ученых, он вступил на трон после 106 года н. э. и правил по меньшей мере 24 года. В надписи того времени Гаутамипутра изображен как начинатель социальных реформ: «Он сломил гордость и чванство кшатриев, поддерживал интересы «дважды, рожденных» (очевидно, брахманов), а также низших слоев и прекратил осквернение четырех каст».

Его преемником был Васиштхипутра Пуламайи (приблизительно 130— 154 годы н. э.), который был, вероятно, первым правителем из династии Сатаваханов, установившим свою власть в стране Андхра. Его политическое влияние, возможно, простиралось до Коромандельского побережья, а также до некоторых частей нынешнего Мадхья Прадеша. Некоторые современные ученые полагают, что он дважды терпел поражение от своего тестя, великого сакского сатрапа Рудрадамана.

Яджна Шри Сатакарни (приблизительно 165—194 годы н. э.) был последним крупным правителем из династии Сатаваханов. Он, несомненно, правил обеими странами—Махараштрой и страной Андхра. Он снова отнял северный Конкан у преемников Рудрадамана. Нумизматические источники указывают на то, что он был заинтересован в мореплавании.

Падение Сатаваханов. Могущество Сатаваханов ослабело после смерти Яджна Шри Сатакарни. Около середины III столетия н. э. абхиры заняли Махараштру. Более поздние Сатаваханы правили в восточном Декане и в стране Канара. В этом районе они в конце концов уступили место Икшваку и Паллавам.

Вакатаки из Центральной Индии. Подобно Сунгам, Канвам и Сатаваханам, Вакатаки из Центральной Индии были брахманами. Их родиной был, возможно, Банделкханд. Согласно имеющимся данным, начало их владычества можно отнести к третьей четверти III века н. э. Первым значительным правителем этой династии был Виндхьясакти, который упоминается в Пуранах как правитель Видиши (современная Бхилса, близ Бхопала). Его сын Праварасена I совершил четыре жертвоприношения ашвамедха я принял титул правителя империи. Притхивисена I, политическое влияние которого распространилось от Бунделкханда до границ страны Канара, был, вероятно, современником великого правителя империи Самудрагупты из династии Гупта. На династию Вакатака нет прямых ссылок в знаменитой Аллахабадской надписи, которая дает нам краткое описание походов Самудрагупты, но, может быть, именно в результате его побед Центральная Индия подпала под суверенитет Гуптов, а Вака-таки стали только правителями Юга. Чандрагупта II Викрамадитья отдал одну из своих дочерей—Прабхавати Гупта—замуж за правителя из династии Вакатаков—Рудрасену II—и таким образом обеспечил себе подчиненного союзника. Этот союз был, вероятно, весьма полезен императору Гупта в его войне с саками из Западной Индии, ибо, как говорит Винсент Смит, «страна вакатакского махараджи занимала такое географическое положение, которое могло существенно помочь или, напротив, помешать северному завоевателю владений сакских сатрапов в Гуджарате и Сураштре». Последним крупным правителем из династии Вакатаков был Харисена, который правил в конце V века н. э. Ему приписывают обширные завоевания в Мальве, южной Косале (восточная часть Мадхья Прадеша), Калинге, стране Андхра, стране Канара и Лате (южный Гуджарат). Калачури и Кадамба уничтожили государство Вакатаков в середине VI века н. э.

Ранняя история Паллавов. Вопрос о происхождении Паллавов является одной из нерешенных проблем древней истории Индии. Теория, согласно которой они были иноземными захватчиками, связанными с пахлавами или парфянами из Северо-Западной Индии, основана только на сходстве имен и может быть с уверенностью отвергнута. Согласно другой теории, Паллавы происходили из племен чоланага и были уроженцами Дальнего Юга и Цейлона. Однако традиционная враждебность Паллавов к Чолам и явно северный характер их культуры не могут быть у вязаны с этой теорией. Паллавы пользовались пракритом в своих ранних документах, поощряли изучение санскрита и совершали жертвоприношение ашвамедха. Эти факты наряду с претензией Паллавов на то, что они являются потомками брахманов, повидимому, показывают, что они были действительно северянами брахманского происхождения.

Ранние документы Паллавов относят к III и IV векам н. э. Первым крупным правителем этой династии был Шива-Сканда-Варман, который правил обширной страной и совершал ашвамедха и другие ведические жертвоприношения. Столицей Паллавов была Канчи (Кондживерам). Когда Самудрагупта вторгся в Южную Индию, Вишнугопа, паллавский правитель Канчи, потерпел поражение и вынужден был признать суверенитет Гупты. История Паллавов в течение V и VI веков н. э. весьма туманна. Некоторые санскритские документы называют имена нескольких правителей, но об их деятельности известно очень мало.

Династии Дальнего Юга. Чола, Пандья и Чера были уроженцами Дальнего Юга. Согласно преданиям, страна Чола лежала между двумя реками, Пеннаром и Велларом, и включала примерно современные округа Танджор и Тричинополи и часть княжества Пудукоттай. Наиболее ранние исторические упоминания о Чола как правящей династии встречаются в указах Ашоки. Около середины II века до н. э. князь из династии Чола по имени Элара завоевал Цейлон и правил там в течение значительного периода. Интересные сведения о стране Чола можно получить в «Перипле Эритрейского моря» (около 60 г. н. э.) и из известной географии Птолемея (около середины II века н. э.). В течение III (или IV) века н. э. власть Чола ослабела в результате возвышения Паллавов и нападений Пандьев и Черов. К середине VII века н. э. знаменитый китайский путешественник Сюань Цзан посетил Южную Индию. Он нашел страну Чола «опустошенной и дикой, представляющей собой одни болота и джунгли». Он не упоминает о правителе, но говорит: «Население очень малочисленно, а шайки разбойников открыто бродят по стране». Власть Чола была восстановлена в IX столетии.

Страна Пандьев в общем включала нынешние округа Мадура, Рамнад и Тинневелли, а также южные части Траванкура. Мадура («южная Матхура») была столицей Пандьев. Главными торговыми портами были Коркай (в районе Тинневелли) и Кайал.

Страна Пандьев упоминается в индийской литературе еще в IV веке до н. э. Мегасфен приводит ряд любопытных рассказов об этой стране и говорит, что она управлялась женщинами. В одном из своих указов Ашока упоминает пандьев как независимый народ, живущий на юге за пределами его империи. Кхаравела, правитель Калинги, говорит, что он подчинил правителя пандьев. Правитель пандьев отправил посольство к великому римскому императору Августу.в 20 году до н. э. Наши сведения о пандьях примерно до начала VII века н. э. крайне скудны.

Страна Чера примерно включала нынешний район Малабара, Кочин и северные части Траванкура. На западном берегу имелись два важных порта— Музирис (нынешний Кранганор) и Ваиккарай,—которые были процветающими центрами внешней торговли.

Наиболее ранние упоминания о Чера встречаются в указе Ашоки, который говорит о кералапутрах [сыновьях Кералы.—Ред.] как о независимом народе, живущем на юге. Упоминания о стране Чера встречаются также в «Перипле» и в географической работе Птолемея, но политическая история этого народа весьма туманна. Тамильская литература дает нам описания, преувеличивающие героические подвиги черского правителя по имени Сенгуттуван, который будто бы провел свои армии до Гималаев. Начиная с VII века страна Чера подчинялась то Пандьям, то Чолам.


3. ЧУЖЕЗЕМНЫЕ ВТОРЖЕНИЯ


Включение Северо-Западной Индии в империю Магадха было одним из величайших достижений Чандрагупты Маурья, так как это было новым и решительным шагом к объединению Индии под одним скипетром. Политическая связь между Магадхой и Северо-Западом сохранялась, повидимому, недолго после смерти Ашоки, так как еще до вторжения Антиоха Великого в Сирию (206 г. до н.э.) индийский князь Субхагасена образовал независимое государство в Гандхаре. Начиная с II века до н. э. Северо-Западная Индия подпадала под власть ряда чужеземных народов, и ее политические связи с остальной частью Индии ослабели.

Возвышение бактрийских греков. Обширная империя, занимаемая Селевкидами, после смерти Александра Македонского начала клониться к упадку в III веке до н. э. Провинции Парфия (Хорасан и юго-восточный берег Каспийского моря) и Бактрия (Балх, т. е. район, лежащий между Гиндукушем и Аму-Дарьей) утвердили свою независимость. Бактрия была важным центром греческой культуры в Азии.

Евтидем, третий независимый греческий правитель Бактрии, был современником селевкидского правителя Антиоха Великого, который после длительной войны признал его независимость и, повидимому, выдал свою дочь замуж за его сына Деметрия. После того как сирийский царь удалился от индийской границы (206 г. до н. э.), Евтидем подчинил себе большую часть Афганистана. К началу II века до н. э. его преемником на троне стал Деметрий, который завоевал значительную часть Пенджаба. По мнению некоторых современных ученых, он и является тем правителем яванов, который вторгся в Верхнюю Индию во время царствования Пушьямитры Сунга. Когда Деметрий продвигался вглубь Индии, Бактрия была занята греческим полководцем по имени Евкратид. Деметрий не смог восстановить свою власть в Бактрии; его владения ограничивались долиной Инда, и он стал известен как «правитель индийцев». Его столицей была Евтидемия, или Сакала (Сиалкот в западном Пенджабе). Он был первым греческим правителем, чеканившим монеты с надписями на двух языках—на греческом и на индийском—письменами кхарошти.

Менандр. Из нумизматических источников мы узнаем имена нескольких греческих правителей Бактрии, но подробные сведения о них отсутствуют. Неясно, принадлежал ли Менандр, возможно самый крупный греческий правитель Северо-Западной Индии, к династии Евтидема. Менандр был могущественным правителем. Страбон говорит, что он покорил «больше народов, чем Александр». Его монеты были найдены на широком пространстве—на западе вплоть до Кабула и на востоке до Матхуры и даже Бунделкханда. Его монеты имели хождение в портах Западной Индии в период «Перипла» (около 60 г. н. э.). Плутарх описывает его как правителя многих городов. Некоторые современные ученые отождествляют Менандра с захватчиком-греком (яваном), который был изгнан Пушьямитрой Сунга. Его отождествляют также с правителем Милиндой, который упоминается в буддийском труде «Милиндапанхо». Возможно, что он принял буддизм. Его столицей была Сакала (Сиалкот)— цветущий и хорошо укрепленный город с прекрасными зданиями.

Падение бактрийских греков. Среди бактрийских греков не было единства: династия Евтидема встретила могущественного соперника в династии Евкратидов. Укрепив свою власть в Бактрии, Евкратид завоевал долину Кабула, Гандхару и западную часть Пенджаба. Предполагают, что он был убит своим сыном и преемником Гелиоклом около 155 года до н. э. После смерти Гелиокла Бактрию занимали саки, а последующие члены династии Евкратидов правили в Афганистане и Западном Пенджабе. Один из них, Антиалкид, которого называют правителем Таксилы, направил посла по имени Гелиодор ко двору правителя сунгов Бхагабхадра. Последним греческим правителем на северо-западной границе был Гермай, свергнутый кушанским правителем Кадфизом I в I веке н. э.

Правление саков в Северной Индии. Приблизительно в середине II века до н. э. перемещение юе-чжи в западном направлении вынудило саков, живших к северу от реки Сыр-Дарьи, двинуться на юг. Они заняли Бактрию и Парфию. Возрождение мощи парфян при Митридате II (123—88 гг. до н. э.) толкнуло их к Сеистану; они не могли продвинуться по направлению к Пенджабу, так как страна, управляемая династией Евкратидов, являлась барьером между Центральной Азией и индийской границей. В дальнейшем саки двинулись через Южный Афганистан и Белуджистан к долине Нижнего Инда. Постепенно они проникли далеко вглубь Индии и образовали несколько княжеств.

Один из самых ранних правителей саков, упоминаемый в индийских надписях, был Мауэс (Mora). Исследователи называют ряд различных дат его правления, из которых наиболее ранняя—135 годдо н. э., а наиболее поздняя— 154 год н. э. Нумизматические источники свидетельствуют о том, что он был правителем Гандхары. Следовательно, его территория была расположена между двумя греко-бактрийскими государствами долины Кабул и Восточного Пенджаба. Его преемник Азес I, возможно, завоевал Восточный Пенджаб. Повидимому, административная система у саков Северо-Западной Индии сложилась под сильным влиянием иранских и греческих традиций.

Династия сакских сатрапов правила в Матхуре. Раджувула, вероятно, положил конец правлению греков в Восточном Пенджабе. Некоторые ученые полагают, что так называемые «Северные сатрапы» — такие, как Мауэс и Раджувула,—были парфянами, а не саками.

Правление саков в Западной Индии. Династия сакских сатрапов, известных под именем Кшахаратов, распространила свою власть на Западную и Южную Индию. Бхумака правил в Сураштре (Катхиавар). Нахапана, крупнейший из сатрапов Кшахаратов, отторг большую часть Махараштры от Сатаваха-нов. Его политическое влияние распространялось, возможно, от Махараштры и северного Конкана до Катхиавара, Мальвы и Аджмира. Некоторые ученые считают, что эра, начинающаяся с 78 года н. э. и известная под названием эры Сака, получила свое название от сакских князей из династии Нахапана. Согласно этой точке зрения, Нахапана правил в период 119—124 годов н. э. Власть Нахапаны была свергнута Гаутамипутрой Сатакарни, который восстановил власть Сатаваханов в Махараштре и в некоторых прилегающих провинциях.

Сакские сатрапы Удджайна. Рудрадаман. Династия Карддамака (ветвь сакских сатрапов) правила в, Западной Индии в течение нескольких столетий. Удджайн был центром их владений. Первым махакшатрапа [Великим Сатрапом. — Ред.] из этого семейства был Чаштана, правление которого относится примерно к 30-м годам II века н. э. Повидимому, он был. наместником династии Кушанов.

Внук Чаштаны, Рудрадаман (около 130—150 гг. н. э.), был могущественным правителем. О некоторых подробностях его деятельнссти говорится в наскальной надписи 150 года н. э. в Джунагадхе. Из нее мы узнаем, что Рудрадаман, сам завоевал себе высокий титул махакшатрапа. Это сообщение толкуется в том смысле, что власть его династии была поколеблена каким-либо соседом, возможно Гаутамипутрой Сатакарни, и ему пришлось восстанавливать свое положение собственной доблестью. Его власть была признана в восточной и западной Мальве, северном Гуджарате, Катхиаваре, Катче, Марваре, нижней долине Инда, северном Конкане и в некоторых примыкающих районах. Некоторые из. этих территорий первоначально являлись частями страны Сатаваханов; Рудрадаман, вероятно, завоевал их у Гаутамипутры Сатакарни или у его непосредственных преемников. Наскальная надпись в Джунагадхе говорит нам, что он дважды нанес поражение Сатакарни, правителю Декана, но не уничтожил его, так как они были близкими родственниками. Некоторые ученые отождествляют этого Сатакарни с Васиштхипутрой Пуламайи, который, возможно, был зятем Рудрадамана. Долина нижнего течения Инда, повидимому, была отторгнута у одного из преемников Канишки. Рудрадаман нанес также поражение Яудхеям, которые правили в области, расположенной по обеим берегам реки Сатледж и в отдельных частях современного Бхаратпура (в Раджастхане).

Рудрадаман был не только великим завоевателем, но также и хорошим правителем. Один из его чиновников построил новую плотину на знаменитом озере Сударшана, причем все расходы производились за счет казны. Рудрадаман был всесторонне образованным человеком; о нем говорят как о знатоке грамматики, политических наук, логики и музыки. Он не убивал людей иначе, как в бою.

Падение западных сатрапов. Очень мало подробных сведений имеется о преемниках Рудрадамана, хотя несколько имен было найдено на монетах и в надписях. Споры о престолонаследии, восстания и нападения могущественных соседей, таких, как Сатаваханы, постепенно ослабили государство саков.
Северный Конкан, Синд, Раджпутана и Мальва были утеряны еще до середины III века н. э. К началу следующего столетия династия Чаштана была свергнута правителем, о предках которого нам ничего не известно. В период 295—около 348 годов н. э. никто не был махакшатрапой; правители носили лишь титул зависимого кшатрапа. Очевидно, падение мощи саков было обусловлено расширением господства Сасанидов в Северо-Западной Индии. Когда власть сасанидских императоров над отдаленными индийскими сатрапами ослабела, преемник Рудрадамана, Рудрасена III, правление которого, вероятно, длилось всю третью четверть IV века н. э., принял титул махараджи. Возрождение
саков в Западной Индии оказалось кратковременным, так как Чандрагупта II Викрамадитья завоевал Мальву и Катхиавар и убил последнего сакского, правителя этого района.

Парфянское господство в Северо-Западной Индии. Кондоферн. К середине I века н. э. господство саков в некоторых частях Гандхары было свергнуто парфянами, которые постепенно распространяли свою власть на восток. Кондоферн был наиболее крупным из всех индо-парфянских правителей. Период его правления, повидимому, охватывал вторую четверть I века н. э. В начале правления власть Кондоферна, повидимому, ограничивалась Южным Афганистаном. Позднее он захватил район Пешавара. Эпиграфические свидетельства о том, что он завоевал восточную Гандхару, отсутствуют, хотя возможно, что он отторг некоторые территории у династии Азес. Согласно христианским преданиям, он был обращен в христианство апостолом св. Фомой. После смерти Кондоферна владения его распались. Мы узнаем из эпиграфических источников, что парфянские правители Афганистана, Пенджаба и Синда были свергнуты Кушанами.

Переселения юе-чжи. Около 165 года до н. э. юе-чжи, племя, жившее в Северо-Западном Китае, было разбито и изгнано из своей страны кочевым племенем хун-ну [гуннами.—Ред.]. Юе-чжи двигались на запад, пока не пришли в столкновение с саками в долине реки Сыр-Дарьи и не заняли их территорию. Около 140 года до н. э. юе-чжи были вытеснены каким-то врагом дальше, в долину Аму-Дарьи. Здесь они подчинили себе несколько племен, и к началу I столетия до н. э вся Бактрия и Согдиана были, вероятно, заняты ими. Тогда юе-чжи отказались от своих кочевых обычаев, и управляемая ими территория была разделена на пять княжеств. Одно из них, государство Кушанов (ветвь юе-чжи), возможно, было расположено между Читралом и горными проходами в Индию.

Ранние Кушаны. Куджула Кадфиз, или Кадфиз I, первый знаменитый правитель кушанов, объединял под своей властью пять княжеств юе-чжи. Повидимому, он был соратником и союзником, а затем преемником Гермайи, последнего представителя династии Евкратидов, правивших в долине Кабула. Согласно этой точке зрения, кушаны вытеснили бактрийских греков из долины Кабула. Кадфиз I также разбил парфян и, возможно, завоевал Гандхару и Южный Афганистан. Он был первым из кушанских правителей к югу от Гиндукуша, чеканившим монеты. Он копировал монеты, выпущенные римским императором Августом или его непосредственными преемниками. О том, что в этот период Индия имела широкие торговые связи с Римской империей, а также с Китаем, свидетельствует римское влияние, отразившееся на чеканке монет у Кадфизидов. На некоторых монетах Кадфиз называет себя «стойким в истинной вере Будды». Кушаны, видимо, подчинились индийскому влиянию с самого начала своего продвижения в Индии.

Кадфиза I сменил его сын Кадфиз II, или Вима (Вема) Кадфиз. Он распространил свою власть вглубь Индии—на территории нынешних Пенджаба и, возможно, также Уттар Прадеша— и оставил эту часть своей империи под управлением наместника. Некоторые ученые считают, что он ввел эру Сака, с 78 года н. э. Согласно этой точке зрения, он был, возможно, сюзереном сатрапа Нахапаны из династии Кшахарата. Его монеты показывают, что он поклонялся Шиве.

Датировка правления Канишки. Канишка был, несомненно, крупнейшим кушанским правителем Индии, но сведения о нем во многих отношениях неполны. Некоторые ученые придерживаются мнения, что он правил до Кадфизидов и ввел эру Викрама, начавшуюся в 58 году до н. э. При современном состоянии науки трудно принять эту точку зрения. Эпиграфические, а также нумизматические источники свидетельствуют о том, что империя Канишки включала Гандхару, тогда как свидетельства китайских путешественников показывают, что во второй половине I века до н. э. этот район не находился под
властью Кушанов. Более того, монеты Канишки, бесспорно, свидетельствуют о влиянии римских монет, выпущенных в I веке н. э. Общепринято, что Канишка был преемником Кадфизидов, хотя ничего не известно о его родстве сними. Некоторые ученые считают, что расцвет правления Канишки имел место в III веке н. э., но это явно противоречит китайским и тибетским источникам. По мнению Маршалла, Смита и некоторых других ученых, правление Канишки началось около 125 года н. э. и кончилось во второй половине II века н. э. Эта точка зрения никак не может быть увязана с тем фактом, что правление Канишки положило начало новому летосчислению. Правильно поэтому будет принять гипотезу Томаса, Рапсона и других, считающих, что Канишка правил в I веке н. э. и ввел эру Сака с 78 года н. э. Очевидно, летосчисление Ка-нишки стало называться эрой Сака потому, что им в течение длительного периода пользовались сакские князья из Западной Индии.

Завоевания Канишки. Канишка был великим завоевателем, в результате своих военных успехов он сделался правителем обширной империи. Он занял Кашмир, и предания о его борьбе с правителями Сакеты и Паталипутры сохранились в китайской и тибетской литературе. Канишка победил парфянского правителя. Его войны с китайцами окончились завоеванием Кашгара, Хотана и Яркенда. Во время царствования великого императора Хо-Ди (89— 105 гг. н. э.) китайцы сделали серьезную попытку восстановить свое влияние в Центральной Азии, и китайский полководец Бан Чао разбил Канишку. Несколькими годами позднее Канишка предпринял другой поход, через Памирское плато, и нанес поражение сыну Бан Чао. Возможно, что он взял китайского князя к своему двору в качестве заложника.
За пределами Индии империя Канишки включала Афганистан, Бактрию, Кашгар, Хотан и Яркенд. В Индии Пенджаб, Кашмир, Синд и Уттар Прадеш (на востоке вплоть до Бенареса) были, наверное, включены в его владения. Монеты Канишки были найдены даже в Бихаре и Бенгалии. Восточная часть его империи управлялась наместниками, носившими титулы махакшатрапа и кша-трапа. Сам Канишка жил в Пурушапуре (Пешавар).

Религия Канишки. Согласно буддийским литературным преданиям, Канишка был обращен в буддизм в начале своего царствования. Эти предания подтверждаются нумизматическими, эпиграфическими и археологическими данными. На некоторых его монетах изображен Будда. В Пешаваре Канишка построил монастырь и огромную деревянную башню, куда он поместил некоторые реликвии Будды. Он созвал последний большой Буддийский совет, собравшийся в Кашмире, в Гандхаре или в Джаландхаре. Совещание велось под руководством Васумитры и Ашвагхоши. Совет составил подробные комментарии к буддийским канонам, которые были выгравированы на меди и положены в ступу. Несмотря на свою приверженность буддизму, Канишка придерживался индийской традиции эклектицизма. На его монетах мы находим изображения индусских, греческих и эламских богов, богов культа Митры и зороастрийского культа. Возможно, что Канишка почитал и многочисленных богов, которым поклонялись в различных частях его обширной империи.

Покровительство Канишки искусству и литературе. Канишка был большим покровителем искусств и литературы. Монастырь, выстроенный им в Пешаваре, вызывал восхищение китайских и мусульманских путешественников в течение многих столетий после его смерти. Ступа была построена под наблюдением греческого архитектора по имени Агезила. Канишка построил город близ Таксилы, и возможно, что город Канишкапура в Кашмире был также основан им. При его дворе находились знаменитые буддийские учители Парсва и Васумитра, великий буддийский поэт и философ Ашвагхоша, известный философ Нагарджуна и бессмертный знаток «Аюрведы» Чарака.

Позднейшие Кушаны. Преемником Канишки, повидимому, был Васишка. Надписи, сделанные в период его правления, свидетельствуют о том, что он подчинил своему влиянию Матхуру и восточную Мальву. Хувишка, который правил после Васишки, видимо, утратил власть над долиной Нижнего Инда, которая, вероятно, была занята великим сакским сатрапом Рудрадаманом. Он был покровителем буддизма и построил великолепный монастырь в Матхуре. Его монеты сделаны весьма искусно, и на них вычеканены изображения многочисленных греческих, иранских и индийских божеств. Надпись, открытая в Ара, в районе Пешавара, упоминает о каком-то Канишке, которого некоторые ученые отождествляют с великим Канишкой. Васудева Управление которого, вероятно, охватывает третью четверть II века н. э., был последним значительным кушанским правителем Индии. Его надписи и монеты были найдены только в Пенджабе и Соединенных провинциях. Он, скорее всего, поклонялся Шиве.

В III веке н. э. могущественная империя Канишки распалась на мелкие княжества, управляемые слабыми князьками, хронология и история которых крайне туманны. Сасанидские правители Ирана установили свой суверенитет над Бактрией, Афганистаном и Северо-Западной Индией, однако сомнительно, распространили ли они свои завоевания на собственно Пенджаб. В IV веке н. э. господство Сасанидов сменилось господством Гуптов. Влияние Самудрагупты на кушанских князей Северо-Запада было сильным. После падения империи Гуптов им пришлось вести тяжелую борьбу с гуннами, а затем с мусульманами. Индусская династия Шахи в Пенджабе, уничтожила остатки империи Кушанов в Индии к концу IX века н. э.

Преемники Кушанов. Нага. Нага были преемниками Кушанов в районах Матхуры и Гвалиора. Было две династии Нага со столицами в Матхуре и Падмавати (Падам-Павая в Мадхья'Бхарат); нам неизвестно, находились ли они друг с другом в родстве. Они процветали в течение III и IV веков н. э. Правители Нага из Падмавати были известны как Бхарашивы. Они совершили десять жертвоприношений ашвамедха. Однако определенные исторические сведения имеются лишь об одном из них—о Бхава Нага, который был союзником Вакатаков. Власть Нагов была уничтожена Гуптами.

Буддизм махаяны (Большой колесницы). Индийская цивилизация стала проникать в Центральную и Восточную Азию в период правления Кушанов. В этот период буддизм был введен в Китае Касьяпа Матангой (около 61—6? гг. н. э.). Распространение буддизма за пределами Индии и его большое влияние на другие народы привели к серьезным изменениям в характере этой религии. В период правления Канишки отчетливо выявляется развитие формы махаяна в буддизме.

Свободное толкование правил поведения служителей культа стало наиболее характерной чертой буддизма на втором веку его существования. Монашеству более не придавалось столь большого значения, как прежде, и новый идеал бодисаттв провозглашал, что каждый, будь он мирянин или отшельник, может совершать благочестивые дела, известные как парамитра, и таким путем в конце концов достичь буддийской просветленности. В указах Ашоки предпочтение явно отдается тому идеалу, который ранние буддисты проповедовали своим приверженцам-мирянам. «Поэтому вполне вероятно, что под эгидой Ашоки буддийские монахи изменили свою точку зрения и изобрели пути и средства для того, чтобы обеспечить и мирянам место в религии». Повидимому, именно в III или во II веке до н. э. была разработана доктрина парамитры.

Новый культ пропагандировали махасангхики, которые считали, что каждый может надеяться достичь просветленности и стать бодисаттвой, если он проявит должные добродетели. Они также обожествляли Будду и тем самым дали приверженцам буддизма нечто более конкретное и вдохновляющее, чем одни только символы. Сооружение изваяний Будды и поклонение им вошло
в обычай; «почитание умершего учителя превратилось в поклонение живому спасителю». Это проложило дорогу учению махаяны.

Нельзя установить точно, когда произошло это важное событие, однако наиболее ранний текст по данному вопросу «Праджнапарамита» уже существовал в I веке н. э., поскольку он был переведен на китайский язык в 148 году н. э. В то время когда собрался Совет Канишки, учение махаяны уже представляло определенную силу. Наиболее ранний из известных нам буддийских писателей, проповедовавших философию махаяны, Нагарджуна жил, повидимому, в I веке н. э. Он родился в Бераре. Позднее он стал главой сангхи в Наланде, которая затмила славу Бодх-Гайи, одного из главных центров последователей учения хинаяны (Малой колесницы). Возникнув в стране Андхра, где был центр махасангхиков, буддизм махаяны в I веке н.э. распространился по всей Северной Индии и «достиг своего полного расцвета и славы благодаря усилиям Нагарджуны, Арьядевы, Аванги и Васубандху».

Искусство Гандхары. Религиозные представления, естественно, нашли отражение в искусстве. В ранних буддийских скульптурах, таких, как в Санчи и Бхархуте, мы находим изысканное изображение сцен из джатак [из житий Будды.—Ред.] и других историй, связанных с жизнью Будды, но нигде не находим каменных изваяний самого Будды. Его присутствие отмечалось различными символами (например, отпечатками пальцев, зонтиком и т. д.). В период Кушанов скульпторы посвятили себя новой задаче—изваянию из камня изображений Будды и бодисаттв. Это новое искусство называется гандхарским искусством, так как большинство его образцов было найдено в районе Гандхары. Иногда его называют также греко-буддийским искусством, «ибо формы греческого искусства были применены к буддийским темам». «Появляются образы Будды, похожие на Аполлона, якша Кувера1 изображен в позе Зевса Фидия и т. д. Изображение складок одежды следует эллинистическим образцам». Здесь мы находим замечательный пример влияния, оказанного греками на индийскую культуру. Гандхарская школа в искусстве, естественно, оказала влияние на искусство Матхуры и Амаравати, двух крупных центров индийскою искусства послемаурийского периода.

Чужеземное влияние на систему управления. Длительное господство различных неиндийских народов в тех или иных частях Индии, разумеется, внесло некоторые изменения в области политической теории и системы управления. Персидская система наместников-сатрапов преобладала во многих частях Индии, и чиновники, носящие греческие титулы, вроде стратегов, стали обычным явлением в Индии. Институт монархии претерпел значительные изменения. «Восторженное отношение к монархии проявляется в двух фактах—в применении пышных, почти божественных титулов к живущим монархам и в канонизации умерших правителей». В то время как крупные правители, подобно Ашоке, довольствовались простым титулом раджи, правители, которые владели меньшими по размерам территориями, чем империя Маурья, присваивали себе титул, вроде чакравартин. В то время как Ашока называл себя просто Деванампия [возлюбленный богов.—Ред.], многие чужеземные правители индийских земель, возможно следуя китайским образцам, претендовали на величие девапутры [сынбога.—Ред.]. Римский обычай обожествления правителей был введен Кушанами; Матхура превратилась в город девакул (галерею божестеенных портретов). Система двайраджья (совместное правление двух правителей), преобладавшая в Северной и Западной Индии, была греко-римского происхождения.
-------------------------------
1 Кувера у буддистов—бог богатства, царь демонов; Якша—один из четырех хранителей центра мира, горы Меру.—Прим. ред.



Автор: казак 26.10.2009, 0:28

http://www.membrana.ru/articles/global/2009/09/30/175800.html

Автор: Павел Шварёв 26.10.2009, 11:31

Как я понял, благодаря несмешиваемости каст, и происхождению каст из родов, картина Y точно легла на картину аутосом, и измышлениям Сенгупты пришел окончательный каюк. laugh.gif
Правда у меня остается вопрос, почему ученый нес пургу, если в генетике пурга принципиально не прокатывает?

Казак, спасибо за ссылку.

Автор: belty 15.12.2009, 8:35

Уважаемые, давно уже прочел книгу: Гильфердинг А.Ф., «О сродстве языка санскритского со славянским», СПб, 1853
И все ждал, что кто-то по ней выскажется поподробнее, потому что 150 лет назад он писал:
«…Язык славянский, взятый в совокупности, не отличается от Санскритского никаким постоянным, органическим изменением звуков. Некоторые особенности, в нем находимые, как-то шепелеватое p чехов и поляков и др. развились уже в позднейшую, историческую эпоху и принадлежат только немногих из их наречий, в целости же повторяю, славянский язык не имеет ни одной особенности, чуждой Санскритскому. Это свойство разделяет с ним язык Литовский, тогда как все прочие Индо-Европейские языки подчинились разным звуковым законам, которые исключительно свойственны каждому из них в отдельности. Таким образом, в лексическом отношении языки славянский и литовский находятся в ближайшем родстве с санскритским и вместе с ним составляют в индо-европейском племени как бы отдельную семью, вне которой стоят языки персидский и западно-европейские».

Поскольку ничего не обнаружил близкого к данной теме, то решил сам составить стословник Сводеша по русскому и санскриту. Считать ничего не стал, так как не имею для этого соответствующей квалификации. Но что получилось - смотрите http://artofwar.ru/editors/m/maa/text_0530.shtml

Автор: Dogon 15.12.2009, 10:32

Гильфердинг А.Ф., «О сродстве языка санскритского со славянским», СПб, 1853

Очень старая работа всё-таки. Для сравнения: албанский к ИЕ языкам отнесли в 1854 году. )

Таким образом, в лексическом отношении языки славянский и литовский находятся в ближайшем родстве с санскритским и вместе с ним составляют в индо-европейском племени как бы отдельную семью, вне которой стоят языки персидский и западно-европейские».

В то время, видимо, ещё не знали о том, что были анатолийские и тохарские. ^^
А вот насчёт разделения персидского и санскрита по разным ветвям интересно: когда же тогда установили существование индоиранской ветви и почему? blink.gif

Автор: belty 15.12.2009, 11:12

Что бы не говорили или находили, но по стословнику (вернее двухсотсловнику) Сводеша большую часть санскритских слов можно идентифицировать с аналогичными в русском языке. А если искать созвучия в других славянских языках, в том числе уже исчезнувших (но в его время существовавших), как это делал Гильдертинг, что чуть ли не 90 процентов будет схоже. А это, извините, свидетельствует о весьма "недавнем" разделении русского и санскрита. Что на самом деле не является истиной.... но говорит о многом

Автор: belty 29.12.2009, 22:30

Кстати, 55 на 45. То есть 55 одинаковых слов в санскрите и современном русском

Автор: Dogon 29.12.2009, 22:44

Цитата(belty @ 29.12.2009, 22:30) *
То есть 55 одинаковых слов в санскрите и современном русском


Угу-угу. Но это совсем не говорит, что это один и тот же язык. Стословник Сводеша, как пишут в сети, распадается наполовину за 4600 лет, двухсотсловник - за 3300 лет. Кроме того, между санскритом и русским - временной провал в пару тысяч лет, нельзя вот так напрямую сравнивать разновременные языки и без учёта ближайших родственников того и другого, благо они есть. Кроме того, сравните фонологию и морфологию санскрита и русского, сдалась вам эта лексика... dry.gif

Автор: belty 30.12.2009, 12:16

Цитата(Dogon @ 29.12.2009, 22:44) *
Угу-угу. Но это совсем не говорит, что это один и тот же язык. Стословник Сводеша, как пишут в сети, распадается наполовину за 4600 лет, двухсотсловник - за 3300 лет. Кроме того, между санскритом и русским - временной провал в пару тысяч лет, нельзя вот так напрямую сравнивать разновременные языки и без учёта ближайших родственников того и другого, благо они есть. Кроме того, сравните фонологию и морфологию санскрита и русского, сдалась вам эта лексика... dry.gif

Я все мечтаю, что кто-то из лингвистов это сделает. Но они все расказывают сказки о невозможности распространения стословника на тюркские языке. Типа все остальные это можно, но вот сравнить тюркский и баскский это табу. А про русский с санскритом это вообще песня - можно прочесть приведенный пост и после этого смело идти обтекать, явно понимая свою ущербность. Но имхо ущербен или Сводеш, или еще кто. а я просто пытаюсь по НАВЯЗАННЫМ МНЕ ПРАВИЛАМ ВЫСТРАИВАТЬ логические цепочки. Если кого не устраивает прошу придумать другие правила. Только чур для всех единые

Автор: terex12 27.8.2014, 17:57

http://www.history-library.com/index.php?id1=3&category=istoriya-indii&author=bongard-levin-gm
Автор: Бонгард-Левин Г. М.
Издательство: Спб.: Алетейя
Год издания: 2001
Страницы: 288

Автор: №262401 6.3.2016, 1:36

нашелся интересный пакистанец "не из последних" так сказать
393 N127505 Вали Хан Дашти Пакистан R-Z282

Автор: Шоломич 6.3.2016, 7:28

Цитата(№262401 @ 6.3.2016, 1:36) *
нашелся интересный пакистанец "не из последних" так сказать
393 N127505 Вали Хан Дашти Пакистан R-Z282

А что Арии у них закончились и пошли Дахи!!!??? biggrin.gif
Этого и следовало ожидать, то ли ещё будет... А я ведь всех тут предупреждал... smile.gif

Автор: Igor1961 7.3.2016, 13:47

Цитата(Шоломич @ 6.3.2016, 13:28) *
А что Арии у них закончились и пошли Дахи!!!??? biggrin.gif

По поводу дахов ничего сказать не могу, но вот след курдов или кого-то из их предков проступает. Подробности - в теме http://www.rodstvo.ru/forum/index.php?s=&showtopic=6049&view=findpost&p=135374

Автор: Шоломич 7.3.2016, 14:16

[/size]

Цитата(Igor1961 @ 7.3.2016, 13:47) *
Цитата(Шоломич @ 6.3.2016, 13:28) *
А что Арии у них закончились и пошли Дахи!!!??? biggrin.gif

По поводу дахов ничего сказать не могу, но вот след курдов или кого-то из их предков проступает. Подробности - в теме http://www.rodstvo.ru/forum/index.php?s=&showtopic=6049&view=findpost&p=135374

Проступают последствия их миграции. А о том, что Даки, живущие на Дунае, раньше жили у Имайских гор, что в Средней Азии - есть историческое свидетельство!!!...
Это тебе не твоё "многозначительное" - если бы, да кабы!!... rolleyes.gif
Параллели в названиях парфянских и фракийских племён я уже приводил и там всё без натяжек, как и Даки с Дахами... И тотемы у них одинаковые - Волк-Огненный Змей!!!

Автор: Рекуай 19.2.2020, 16:38

Цитата
Политическая разобщенность Северо-Западной Индии. В VI веке до н. э. Пенджаб больше не имел того политического и культурного влияния, каким он пользовался раньше в качестве первого оплота арийской власти в Индии. Центр притяжения переместился на восток. Мадхьядеша стала центром арийского мира, а Магадха постепенно превращалась в большую империю. Из шестнадцати махаджанапад, упоминаемых в индийской литературе, ни одна не расположена в Пенджабе, и только две—Камбоджа и Гандхара—находились в пограничных местностях этой провинции. Другим государством, находившимся в Пенджабе, но не включенным в список махаджанапад, была Мадра. В то время как остальная часть Северной Индии постепенно подпадала под власть Магадхи, Северо-Западная Индия, страна, экономически процветающая, но политически разобщенная, легко стала добычей иностранных захватчиков.


Дело в том, что в эпоху двенадцатого века до нашей эры, -1200, 3200 лет назад в среднем течении Ганга был очаг этногенеза, в котором сложился индо-арийский праязык. Индоарии успешно заселили север Индии, оттесняя дравидов на юг субконтинента.

Следующий очаг этногенеза в эпоху восьмого века пришёлся на Магадху, праязык магадхи, предок восточных диалектов хинди и прочих восточных языков Бихара, Ориссы, Бенгалии и Ассама.
В Махараштре магадхи смешался с западными языками и такой смесью уже попал на Цейлон. Никакой возможности попасть на Цейлон по восточному побережью не было. Орисса, тогдашняя Калинга и территория Бенгалии не были тогда ещё ариизированы.




Автор: Рекуай 19.2.2020, 19:18

Цитата
2. ЦИВИЛИЗАЦИЯ ИНДА Махенджодаро и Хараппа.


Это эпоха -2500, началась примерно 4500 лет назад и завершилась 3700, именно тогда на север Индии пришли арии, предки иранцев и индоариев. Видимо помимо этногенетических процессов наличествовало и климатическое колебание.

Что касается хараппцев, то они скорее всего были дравидами, пришедшими со стороны Ирана и принёсшими с собой традицию поливного земледелия.

Форум Invision Power Board (http://www.invisionboard.com)
© Invision Power Services (http://www.invisionpower.com)